18+

Русская этуаль La Scala

Текст: Ирина Удянская

20.08.2010

3_4888

Ее называют идеальной классической балериной. И Светлана Захарова с таким определением полностью согласна, признаваясь, что лучшим балетным спектаклем для нее всегда было и остается «Лебединое озеро». Именно исполнением партии Одетты-Одиллии она и покорила миланский La Scala, который в 2008 году присвоил ей титул «этуаль» – звезды, первого лица труппы. Впервые такого звания удостоилась русская балерина, которая к тому же не числится в штате легендарного театра. В сентябре этого года в жизни Светланы произошло еще одно событие – она стала первым российским лицом швейцарского часового производителя Audemars Piguet. О своей любви к часам, балету и великой силе искусства прима-балерина Большого театра рассказала читателям WATCH.

Долго ли вы думали над предложением Audemars Piguet стать российским лицом бренда? Чем близка вам эта марка?
Когда руководство Audemars Piguet предложило мне стать их лицом, я, честно говоря, обрадовалась. Люб­лю часы, причем модели со сложными механизмами. А Audemars Piguet – это легендарная марка с многолетней историей, ее творения – настоящие произведения искусства! Я сама человек искусства, хоть и в другой области. И знаю, сколько труда надо вложить, чтобы получился шедевр. Теперь я с гордостью ношу часы Audemars Piguet, мечтаю поехать на мануфактуру и посмотреть своими глазами, как это делается.
А какие украшения вам вообще нравятся? Что любите носить в повседневной жизни или, может быть, на сцене? Известно, например, что Матильда Кшесинская всегда танцевала в настоящих бриллиантах.
Очень люблю часы, серьги и кольца – всегда ношу их в повседневной жизни. На сцене украшения определяются моим сценическим образом и костюмом. Обычно надеваю серьги, а также диадему там, где это уместно.
Весь классический репертуар я перетанцевала. Очень хочу работать с современными хореографами. Мечтаю, чтобы специально для меня спектакли ставили
Киев, Петербург, Москва – ваш творческий путь связан с постоянными переездами. В каком городе вам было комфортнее всего? Можете ли вы сказать, что стали своей в Москве, в труппе Большого театра?
Да, сейчас уже могу с уверенностью сказать, что нашла и свой город, и свой театр. Москва стала для меня родной, возвращаясь сюда, чувствую, что я дома. А Большой – самый дорогой для меня театр на свете.
Вы перешли в Большой из Мариинки, пришлось ли вам что-то менять в своей исполнительской манере? Ощущали ли вы какое-то сопротивление со стороны коллектива, партнеров?
Большой – это уникальный, великий театр со своим стилем и характером. Когда я переехала в Москву из Питера, то первое время изучала, осва­ивала и подстраивалась под стиль Большого. Но это было очень интересно – открывать для себя что-то новое в спектаклях, которые уже много раз танцевала в других театрах.
В 18 лет вам не давали танцевать «Баядерку», уверяя, что для этой роли надо пережить несчастную любовь. Теперь вы уже много лет прекрасно исполняете Никию. Что изменилось в вашей личной жизни? Считаете ли, что для исполнения тех или иных ролей необходим жизненный опыт, а не только желание и мастерство?
Жизненный опыт очень помогает в работе над партией. В балетах мои геро­ини испытывают те же чувства, что и мы в жизни, – любовь, предательство, страдания… Пережив такое, ты вносишь в образ частичку того, что испытал сам. Поэтому и моя Жизель, и моя Никия с годами становятся другими…
Вы стали первой российской этуалью миланского театра La Scala. Кто вас пригласил, как вам работается в италь­янской труппе, как складываются творческие отношения с ее премьером Роберто Болле?
Впервые я станцевала в La Scala на гала-вечере, посвященном Рудольфу Нурееву, примерно семь лет назад. С того момента меня стали часто приглашать в Милан, три спектакля с моим участием записали на DVD. Я много выступала с La Scala, и в прошлом году руководство театра предложило мне статус «этуали». У меня очень хорошие отношения с труппой, а Роберто Болле – один из любимых партнеров. В Италии он настоящая звезда, но при этом остается добрым и замечательным человеком. Роберто невероятно талантлив, при этом скромен и прост в общении. С ним приятно работать, легко находить общий язык.
Некоторые критики, отмечая феноменальную технику, упрекали вас в недостатке актерской выразительности. Как бы вы это прокомментировали? Есть ли люди, эксперты, чьему мнению вы безоговорочно доверяете?
Есть люди, которым я доверяю и чье мнение для меня дорого. Во-первых, мои педагоги. Они видят все и если говорят, что было хорошо – значит, было хорошо. Если критикуют, то по делу. Во-вторых – мои коллеги. Они столько спектаклей видели! Конечно, очень важный критик – зритель. Самый сложный экзамен – сольные гала-концерты, которые я часто даю в разных странах. Если зритель приходит на них – это самый главный для меня показатель, первостепенная оценка моего труда. А официальная критика для меня уже не так важна. Когда была маленькая, читала все: радовалась, когда писали хорошо, и расстраивалась, когда плохо. А сейчас убедилась, что очень мало пишут профессионально и, главное, объективно.
Когда на вас смотришь на сцене, возникает ощущение, что технических трудностей для вас не существует. Так ли это? Насколько легко вам даются сложные партии? Что оказывается самым трудным?
Подготовку партии начинаю с отработки техники, довожу ее до такой стадии, чтобы этого не было видно со сцены, создавалось ощущение легкости. После начинаю работать над эмоциональной составляющей, над самой ролью. Конечно, в силу моих хороших физических данных что-то мне дается легче, чем другим, но с меня и спрос очень большой! А вообще в балете без огромного труда никому ничего не дается.
Век балерины недолог, каковы ваши планы на будущее? Представляете ли вы себя в качестве педагога или хореографа?
Пока стараюсь не думать об окончании карьеры балерины. Хочу быть на сцене как можно дольше. Когда не смогу танцевать классику, переключусь на современную хореографию. Я по натуре – исполнитель, а не создатель, поэтому в роли хореографа себя не представляю.
Когда руководство Audemars Piguet предложило мне стать их лицом, я обрадовалась. Люблю часы, причем модели со сложными механизмами
Как-то раз в одном из интервью вы признавались, что перетанцевали уже весь классический репертуар. Есть ли роли (возможно, в современном балете), о которых вы мечтаете? Творчество каких хореографов вам сейчас наиболее близко?
Да, это правда – весь классический репертуар я перетанцевала! Очень хочу работать с современными хореографами – как известными, так и начинающими. Мечтаю, чтобы спектакли ставили специально для меня. Когда какую-то роль делают для артиста, это особый творческий процесс и ты потом очень долго этим живешь. Со многими замечательными хореографами я бы хотела поработать, поэтому выделять кого-то одного не хочу.
Расскажите, пожалуйста, о своих ближайших планах, дебютах, гастролях.
В ближайших планах – выступления в качестве приглашенной звезды в «Лебедином озере» в римском Teatro dell'Opera. Я там давно не выступала, поэтому с радостью жду этих гастролей. В декабре – гала-концерт в Париже со звездами Opéra National de Paris. А в родном Большом танцую «Лебединое озеро».
Вы светский человек? Как относитесь к вечеринкам и презентациям?
По вечеринкам я почти не хожу. А вот рестораны люблю! Особенно с хорошей итальянской кухней.
Как вы отдыхаете? Есть ли у вас какие-то увлечения, хобби?
Если честно, то свободного времени совсем мало. Но если все-таки выдается свободный день, стараюсь выбраться на природу. Очень люблю русскую баню – для меня это лучший способ отдохнуть и расслабиться.
Фото по теме
Комментарии (1)

Kaleb 11.06.2012 08:37

Touchdown! That's a really cool way of putitng it!


Оставить комментарий

D719e1be91fadccbe6b5e17db85ee797c36aa608