18+

Роскошь чистого творчества. Van Cleef & Arpels. Рафаэль Мингам

29.05.2018

Raphael mingam

Такое впечатление, что Van Cleef & Arpels живет исключительно по собственным законам, не обращая внимания на кризисы, новые рынки и тренды, за которыми надо обязательно угнаться. Когда-то основатель этого ювелирного дома Пьер Арпельс сыграл самого себя в фильме «Фантомас» в сцене ограбления собственного бутика, не побоявшись «сглазить» и навлечь беду. Так и сегодня марка продолжает делать то, что хочет, – занимается чистым творчеством, не пугаясь конъюнктуры. Вот даже с Рафаэлем Мингамом, директором по маркетингу часового направления Van Cleef & Arpels, мы поговорили не о стратегии и рисках, а об удовольствии чистого творчества.

Мир декоративно-прикладного искусства, частью которого являются часы и украшения, невероятно увлекателен. Но вы наблюдаете его с особой стороны – изнутри. Что самое интересное и занимательное в вашей работе как директора по маркетингу?
Пожалуй, работать над образом Van Cleef & Arpels и делать его актуальным для разных, причем иногда диаметрально противоположных групп клиентов. Двигаясь постоянно вперед, нам надо оставаться тем, кто мы есть, – великим ювелирным брендом с Вандомской площади. Но наши ценности и наследие необходимо транслировать так, чтобы они были актуальны для разных поколений. И это очень увлекательное занятие.

Как-то раз в интервью WATCH Russia глава Van Cleef & Arpels Николя Бос сказал, что марка старается избегать маркетинга и оппортунизма. Что это значит для вас как для директора по маркетингу? Какой маркетинговой стратегии придерживается компания?
Я бы тоже не стал утверждать, что мы занимаемся маркетингом в привычном понимании этого слова. Разумеется, марка проводит информационные кампании, общается с клиентами через разные каналы связи, но мы никогда не станем делать какую-то модель только ради того, чтобы охватить определенную категорию клиентов. Это не наш вариант. У Van Cleef & Arpels совсем иной подход. В первую очередь нами движет творчество, а не желание завоевать новые рынки, охватить новую аудиторию. И с моей стороны это не маркетинговое заявление, а чистая правда.

Я задал вам такой вопрос, потому что во многих компаниях, особенно, например, в автомобильных, очень мощные маркетинговые департаменты. Именно они генерируют идеи, командуют дизайнерами, и те вынуждены со­здавать стереотипный продукт. Как обстоит дело в ювелирной индустрии? Насколько всесилен ваш департамент?
Внутреннее давление, про которое вы говорите, у нас невозможно, так как творчество предполагает полную свободу. А без творчества нельзя делать то, что делает Van Cleef & Arpels. И у нас так устро­ено внутри компании, что идеи для часов или новой ювелирной коллекции может предложить не только наша креативная студия, но и мы, маркетологи, или наши коллеги из других отделов. Потому что наша сила – в команде, в желании делать общее дело. Но департаменты у нас не воюют друг с другом. И пожалуй, это действительно немного необычно.

За последние 10 лет социальные сети, возможности онлайн-шопинга и новые богатые с новых рынков очень сильно изменили индустрию роскоши. Как к этой новой реальности адаптируется такой классический бренд, как Van Cleef & Arpels?
Если вас интересует реальность, то это вообще-то не про нас. Мы нереальны. Но при этом добавлю: нереальный, классический Van Cleef & Arpels ведет свои дела очень современно, инновационно, в частности, в моем отделе 90% всего процесса цифровизировано. Это касается и того, как мы выстраиваем отношения с клиентами; например, электронная торговля совсем не противоречит нашей философии.

Как-то очень необычно покупать такие удивительные произведения, какие делаете вы, через интернет.
Да, согласен с вами. И мы действительно стараемся привлечь клиентов в первую очередь в наши бутики. Но понимаем, что среди них есть и те, кого вполне устраивают покупки в интернете. Так что надо уважать и такой выбор. Кроме того, цифровые технологии – это просто иной способ донести информацию, не надо его бояться. Мы используем их, чтобы лучше раскрыть наше сообщение для разных аудиторий. Но при этом не намерены делать коллекцию, которая будет доступна только в интернете.

Какими новинками этого года вы особенно гордитесь?
Конечно, Lady Arpels Planétarium. Помните, три года назад мы выпустили Midnight Planétarium. Так вот – это не те же часы, как можно подумать. В новой модели совсем другие планеты: прежде всего Венера, сделанная из зеленой эмали, которая символизирует женственность, так как это именно женские часы, в отличие от Midnight Planétarium, Меркурий из розового перламутра, Земля из бирюзы и расположенная недалеко от нее бриллиантовая Луна, которая, конечно же, не планета, а спутник. На наших часах планеты расположены точно так же, как в космосе. Все они вращаются вокруг Солнца со своей естественной скоростью: Меркурий делает полный оборот за 88 дней, Венера – за 224, Луна – за 29,5. Время можно узнавать по пада­ющей звезде.

Падающая звезда в Lady Arpels Planétarium показывает только час?
Нет, индикация здесь ничем не отличается от обычных часов. Между часовыми засечками есть точки. Расстояние между ними – 15 минут. Так что время определить можно с точностью до минуты. Сейчас, например, 12:30.

Кто помогал вам с механизмом?
Как и в случае с первыми Planétarium, голландский независимый мастер Кристиан ван дер Клау. Новые часы – наш очередной совместный проект. Но большинство деталей в них – ротор, планеты – сделаны в нашей женевской мастерской. А ротор в этих часах особенный: он выполнен в форме полумесяца. Венера тоже заслуживает внимания – она выполнена из эмали.

А общая идея этих часов возникла у вас или все же у Кристиана ван дер Клау?
В студии Van Cleef & Arpels. Звезды, солнце, знаки зодиака давно находят отражение в наших ювелирных коллекциях и часах, в частности в коллекции Poetic Astronomy. Мы решили продолжить этот сюжет, и студия сделала эскиз.

Балет – один из неиссякаемых источников вдохновения для мастеров Van  Cleef & Arpels. Ваши броши с танцующими балеринами – часть мирового ювелирного наследия. В связи с этим вопрос: намерены ли вы развивать ваши отношения с миром танца, например, не планируете ли привлечь бренд-амбассадоров из балетной сферы? И как насчет танцовщиков-мужчин? Вы всегда посвящали свои творения балеринам, но танцоры, думаю, тоже достойны вашего внимания.
Разумеется, мы планируем и дальше выстра­ивать и развивать наши отношения с миром балета. Дом выступает партнером Большого театра, который сегодня по-прежнему является хранителем классического танца, а также Бенжамена Мильпье, который когда-то сам танцевал в постановках Джорджа Баланчина, а сегодня идет по его стопам как хореограф. Кроме того, мы поддерживаем балетные проекты в Южной Корее, Китае, Арабских Эмиратах. То есть вы видите, насколько тесна наша связь с балетом, однако мы не хотим выделять какого-то одного танцовщика и делать его нашим амбассадором. Что же касается танцовщиков-мужчин, то когда-то мы делали броши в виде дуэта, и там был, соответственно, и мужской образ. Думаете, этого недостаточно и нам нужна брошь, посвященная танцору?

Почему бы и нет? Танцор вроде Михаила Барышникова явно заслуживает отдельной броши Van Cleef & Arpels. Кстати, его обожают многие женщины, так что, думаю, они бы с удовольствием носили такое украшение.
Ну что ж, возьмем на заметку. Почему бы и нет? Вот видите, уже и вы предлагаете нам новые идеи. И в этой свободе творчества – сила нашего бренда.

Зодиакальный свет Van Cleef & Arpels
12 моделей Midnight Zodiac Lumineux
Показанные на SIHH в этом январе новинки посвящены знакам зодиака и стали новым эффектным пополнением в коллекции Poétique Astronomie. Их удивительная особенность – свечение, как это уже было в модели Midnight Nuit Lumineuse, представленной в 2016-м. Как в тех часах, так и в новинках 2018 года мы видим потрясающий пример инкорпорирования электричества в высокую часовую механику – в механизм с ручным заводом и 40-часовым запасом хода. Эффект, который поражает в Midnight Zodiac Lumineux, называется пьезоэлектрическим – при нем электрический заряд возникает под воздействием механических напряжений. В зодиакальных новинках Van Cleef & Arpels это происходит благодаря установленному в механизм модулю с керамической лопастью – он создан специально для французского Дома. Вибрация лопасти, возникающая при движении руки, преобразует кинетическую энергию в электрическую. Полученная электроэнергия питает от четырех до шести светодиодов: при нажатии на кнопку они примерно в течение трех секунд подсвечивают изнутри полупрозрачные эмалевые бусинки на циферблате, сделанном из синей эмали. Фигурки знаков зодиака, как и 42-миллиметровый корпус и безель, выполнены из белого золота. Часы предлагаются на черном ремешке из кожи аллигатора с застежкой из белого золота.

Lady Arpels Nuit Féerique
Вдохновением при создании этой модели стала Луна на ночном небе и ее удивительный магический свет. Лунный шар в часах сделан из бриллиантового каркаса и украшен сапфирами. В создании циферблата из авантюрина было задействовано сразу несколько ремесленных техник: здесь и миниатюрная живопись, и скульптура, и камнерезное искусство, и маркетри. Поражает в этих часах и подбор камней с разной степенью градации оттенков, чтобы передать всю нежность летней ночи. На задней крышке циферблата история продолжается – там выгравирован ночной сад под звездным небом. Внутри часов – механизм с ручным заводом, водонепроницаемость модели – 50 метров. Часы выпущены в одном-единственном экземпляре.  

Фото по теме

Оставить комментарий

5c9ff0d675da5907ab75adbfd0b18a3a44cb8862



 
19.10.2018
180818jd_007
Прием в честь 280-летнего юбилея Jaquet Droz
18 октября в Петровском пассаже состоялся светский вечер, приуроченный к 280-летию швейцарского бренда элитарных часов Jaquet...
09.10.2018
102983 102959_001_cre
Bvlgari в авангарде Возрождения часового искусства
После недавнего объявления номинантов Женевского Гран-при высокого часового искусства стало ясно, что в часовом деле наступила...
08.10.2018
111
Гейм, Сет и Match Point Rado
Rado - официальный хронометрист 29-го международного теннисного турнира «ВТБ Кубок Кремля».