18+

Революция навсегда

Текст: Виктор Горский

12.08.2010

Copie_de_mille10_03321

Задача хорошей архитектуры состоит в том, чтобы сопровождать человеческую жизнь. Ту же функцию выполняют и наручные часы, считает большой поклонник Ле Корбюзье и авангарда Ришар Милль. Он конструирует свои сверхсложные и очень дорогие механизмы, рассчитывая, что покупатель никогда не положит их в сейф. WATCH расспросил основателя бренда Richard Mille о том, по каким правилам он играет и какие законы готов нарушить.

Если судить по ценам, то ваши часы нужно отнести к категории предметов роскоши. Но, кажется, это слово не объясняет всего.

Наш путь – это экстремальная роскошь. Мы абсолютно иррациональны, потому что рынок также иррационален. Richard Mille продает свои турбийоны почти в два раза дороже других брендов. Цена кажется чрезмерной? Однако продукты ей соответствуют. В Швейцарии есть производитель корпусов, работающий со всеми известными компаниями. Он утверждает, что изготовить корпуса для наших часов труднее всего. Каждый винт, который вы найдете в любой из моделей Richard Mille, сделан специально для нее. Догадайтесь, сколько они стоят. Два миллиона франков за килограмм. 99,99 процента деталей в наших часах сделаны по специальному заказу, мы не используем ничего, что могли бы применить другие бренды. И клиенты ждут именно такого исключительного качества, только за него и готовы платить. Причем прекрасно понимают, что делают инвестицию, а не просто выбрасывают деньги на ветер.
В какой стране этот подход встречает наибольшее понимание?

Сейчас мы очень успешны в Китае. Люди там работают без выходных, но когда им удается устроить себе отдых, они хотят тратить деньги. Однако есть и такие, кто копит на покупку Richard Mille, обычно они прекрасно разбираются в часах. Среди наших клиентов вообще много коллекционеров. Иногда бывает интересно наблюдать, как они принимают решения. Например, в Сингапуре дома и квартиры довольно маленькие, приобрести большую картину современного художника проблематично, даже стереосистему поставить некуда. Но купить часы вы можете. На Дальнем Востоке это чуть ли не единственное ювелирное украшение, которое мужчина может себе позволить. Даже простые люди иногда имеют по пять-шесть моделей, для них важна радость обладания. Русские тоже любят Richard Mille. Они могут надеть сразу двое часов и имеют на это полное право. Но подобные обсуждения любой страны бессмысленны, если мы не договоримся, о какой возрастной группе идет речь. Наш бренд хорошо понимают яппи, готовые нарушать традиции.
Вы сделали карманные часы с турбийоном, как раз для них этот механизм и был изначально изобретен. Не значит ли это, что в наручных часах его польза сомнительна?

Турбийон работает, когда находится перпендикулярно земной поверхности, так что смотрите сами: когда вы снимаете часы, вряд ли вы положите их на стол стеклом вниз, скорее они лягут на бок. А в этом положении турбийон действительно приносит пользу. Зато в те моменты, когда поднимаете запястье, чтобы посмотреть, сколько времени, от него нет никакого толка. Но опустите руку, и он снова будет выполнять свою функцию. Так что большую часть дня турбийон занят делом. Однако проблема все-таки в другом. Вы можете купить Fiat, а можете Ferrari. Для поездок в бакалейную лавку первый вариант объективно лучше, в нем больше места для сумок с продуктами, но почему же люди хотят Ferrari? Ответ – эмоция, красота, сексуальность. Как вы себя чувствуете в этой машине, как на вас смотрят люди и как вы смотрите на них? То же самое и с турбийоном, в реальности он вам не нужен, да и часы не нужны, но с ними вы становитесь немного другим. Нашему бренду в этом отношении легко, клиенты Richard Mille относятся к категории небезразличных потребителей роскоши. Им важно знать, как все это работает, и кто и где это сделал.
Путь Richard Mille – экстремальная роскошь. Мы абсолютно иррациональны, потому что рынок также иррационален
Вы добились успеха и постепенно становитесь все крупнее. Как это меняет ваш подход к созданию часов?

В 2009 году мы выпустили 2500 часов. В 2010-м, наверное, сможем сделать на 230 экземпляров больше. В мировых масштабах это ничто. Да, мы упрочили свое положение, но не видим повода почивать на лаврах. Институциональность не означает отказа от революционности. Делать сложные механизмы просто ради них самих невероятно скучно. Два, три, четыре турбийона, 36 стрелок и 36 функций, которые никогда не будут использованы, а над всем этим – уже ничего не понимающие покупатели. Зачем? Я хочу оставаться открытым миру. Архитектуре, искусству, техническому прогрессу и даже спорту. Я хочу стать частью нормального образа жизни и быть эстетически безупречным. Мне совсем нетрудно запустить какой-нибудь коммерческий калибр и торговать им, как горячими пирожками. Но гораздо интереснее делать сумасшедшие вещи, которые во время разработки причиняют головную боль, идут вразрез с общими установками. Именно они в конце концов доставляют главную радость.
Вы идете против течения и, тем не менее, остаетесь модным брендом. Существуют ли тренды, следовать которым вам интересно?

Настоящих трендов сегодня нет. Каждый делает то, что хочет. Мужчины могут носить женские часы, а девушки надевают что-нибудь брутальное. Есть не тренды, а стереотипы. А я не хочу быть их пленником, разве что пленником собственного стиля. В остальном мы свободны и не слушаем советов житейской мудрости. Например, мне говорят: рынок карманных часов мертв. Конечно, он мертв, раз вы при этом слове вспоминаете часы своего прадедушки. Мы же выпускаем инновационный, технически сложный продукт, отлично вписывающийся в современный стиль жизни. Чтобы носить эти часы, вам не обязательно иметь костюм, достаточно надеть джинсы, вы все равно будете выглядеть с ними элегантно. Я ненавижу саму идею часов, предназначенных для хранения в сейфе. Их нужно носить. А специально создавать раритеты, не имеющие даже права на нормальную жизнь, – дико. В самом начале я выпустил часы с турбийоном в титановом корпусе, и все говорили: «Что ты делаешь? Они должны быть золотыми». А недавно сделал золотые часы, по поводу которых мне задавали обратный вопрос, ведь теперь они стали очень тяжелыми. Все меняется очень быстро, вечных правил не существует.

Фото по теме

Оставить комментарий

72f402cb19341d63e036bbe9ad788524cdf37c7b