18+

Прекрасная сложность

Текст: Евгений Арабкин

20.08.2010

_mg_5131

Осенью одним представительством Швейцарии в Москве стало больше. В Россию вернулась марка Roger Dubuis. Женевские часовщики уверены, что их продукция создана как будто специально для русского покупателя. Президент компании Маттиас Шулер объяснил WATCH, почему молодой бренд не имеет ни тени сомнения в своем успехе.

Ваше возвращение на российский рынок связано с тем, что бренд вошел в группу Richemont, или возможность вернуться была и раньше?
Мы уверены, что марка Roger Dubuis идеально подходит для развивающихся рынков благодаря своей ориентации на роскошный дизайн и соответствующие инновации в этой области. Поэтому работаем на Ближнем Вос­токе, а сейчас вернулись в Россию. Огромное количество русских клиентов приобретают наши часы в Париже, Лондоне и Цюрихе, задавая естественный вопрос: «Почему же вас нет в России?»
Когда европеец покупает невероятно сложную премиальную вещь, он, как правило, способен оценить ее по достоинству. У развивающихся рынков нет опыта общения с такими вещами, там важнее правильная надпись на циферблате. Не вредит ли это той идее аристократизма и просвещенности, что заложена в ваш бренд?
Есть две основные категории покупа­телей. Молодые, примерно от 30 до 40 лет – они, как правило, не заинтересованы в технической сложности часов и больше ориентируются на дизайн. Вторая группа – это от 40 и примерно до 60 лет. Среди них очень много коллекционеров.
Предела техническому совершенству не существует. В 2010-м мы запустим на рынок абсолютно новое поколение механизмов
Искушенные знатоки есть и в Гонконге, и в Дубае. У некоторых уже имеются все классические марки часов, и они заинтересованы в чем-то новом. Roger Dubuis удовлетворяет этому критерию, и поэтому его тоже покупают. Нам нужны обе категории клиентов. Коллекционеры способны оценить работу мастеров Roger Dubuis, а молодые покупатели просто живут вместе с маркой. Начав с часов с автоподзаводом, они, становясь более успешными, переходят к хронографам или часам с турбийоном.
В России есть выражение: «Нет предела совершенству», однако швейцарские часы в каком-то смысле уже можно назвать совершенством. Но вы все равно идете по пути усложнения механизмов. Есть ли предел техническому развитию, может ли наступить момент, когда всякая новация будет только декоративной?
Мы совершенно точно остаемся брендом, сфокусированным на технической стороне дела. Розничная цена, на которую мы ориентируемся, – это 10–12 тысяч евро. Все механизмы несут на себе Женевское клеймо. Они начинаются с относительно простого уровня технической сложности и постепенно становятся все изысканнее и утонченнее. Причем с точки зрения имиджа нам нужно и то и другое. То есть скелетон с двойным турбийоном работает на имидж всех остальных часов и имидж бренда в целом. Поэтому мы не собираемся тормозить прогресс. Предела техническому совершенству не существует. Это наша принципиальная позиция.
Но разве не может случиться так, что в будущем швейцарская часовая индустрия все же столкнется с проблемой невозможности улучшения?
Вы очень удивитесь тому, что увидите в ближайшие годы. Например, есть возможность разрабатывать новые материалы и использовать их при создании часов. И нынешняя тенденция заключается в том, чтобы объединять инновационные материалы с очень сложными механизмами, которые становятся все более видны снаружи.
В ваших эксклюзивных сериях 28 часов. Откуда возникла эта цифра?
Это очень интересная история. Один арабский шейх связался с нами и попросил создать лимитированную серию часов специально для своего дворца. Ему было необходимо 20 экземпляров. После этого бренд задумался об общей концепции ограниченных серий. А если говорить о цифре, то «28» – это счастливое число в Азии.
Насколько эта эксклюзивность помогает и насколько мешает бизнесу?
Конечно, происходит и то и другое. Во-первых, у нас никогда нет достаточного количества часов на продажу. Например, скелетонизированные часы с двойным турбийоном, чья цена превышает 150 тысяч евро, хотят купить не 28 человек, а гораздо больше. Мы всегда сталкиваемся с переизбытком заказов, но всех удовлетворить не в состоянии. Это плохо. Но есть и хорошая сторона – люди создают ажиотажный спрос на определенные модели, а это распространяется и на весь бренд.
Вы сказали, что у вас огромные списки сделавших заказы очередников. Вы выполняете эти заказы, нарушая тем самым эксклюзивность, или нет?
Обычно эти часы отправляются лучшим клиентам – сейчас я говорю о магазинах. И мы определяем их по четким критериям: объем покупок, позиционирование нашего бренда, площадь торгового пространства. А финальные клиенты – непосредственно покупатели – определяются уже розничными магазинами. То есть удастся ли человеку приобрести часы из наших лимитированных серий, зависит от его отношений с конкретным дистрибьютором, потому что списки VIP-покупателей как раз у них. Конечно, при выводе на рынок новых моделей магазины могут делиться с маркой этой информацией.
Возможна ли хотя бы теоретически ситуация, когда один коллекционер соберет у себя 28 часов какой-нибудь лимитированной серии?
Нет, этого не может произойти ни в коем случае. Часы распределяются по всему миру, и такой ситуации, когда целая серия скапливается в одном магазине, никогда не возникнет. Дистрибьюция должна быть справедливой, иначе даже наши самые преданные клиенты на нас обидятся.
Roger Dubuis – это молодой бренд. Но существует стереотип, что швейцарский производитель обязательно должен иметь долгую историю. Насколько вам в действительности удобна и выгодна ваша молодость?
Тут есть два обстоятельства. С одной стороны, мы действительно очень молодой бренд и этого нельзя отрицать. Однако Женевское клеймо, которое ставится на наши изделия, – средоточие всего лучшего, что есть в долгой истории швейцарского часового дела. Женевскому клейму уже больше 125 лет, и доверие, которое оно вызывает, добавляет ценности бренду. То есть в Roger Dubuis объединены молодость и очень старый принцип создания часов превосходного качества. Но в силу своего возраста мы хотим и способны обновлять этот классический подход. Доносить лучшие швейцарские идеи в новом исполнении. Именно эта двойственность – традиционная начинка и современный дизайн – очень нравится нашим клиентам. И опять же молодой европеец покупает часы Roger Dubuis, потому что его привлекает их внешний вид. А коллекционер из Гонконга впечатлен механизмом. Очевидно, что ему нравятся скелетонизированные часы, микромотор и вечный календарь, и, конечно, для него очень важно Женевское клеймо.
Фото по теме

Оставить комментарий

42ca806e4d62412ea242224f803b8c6eaedbee38