18+

Между прошлым и будущим. Manopus. Артем Багдасарян

Текст: Иван Васин / Фото: Платон Шиликов

17.05.2018

_mg_1639

Название московского часового ателье Manopus сложено из двух слов, manus – рука, и opus – творение. Точнее и не скажешь – именно благодаря кропотливому ручному труду старинные карманные часы обретают здесь вторую жизнь уже в качестве наручных. Мы встретились с одним из основателей мастерской Артемом Багдасаряном, чтобы узнать все подробности.

При каких обстоятельствах вам пришла в голову мысль поработать с антикварными часами? И чем вы занимались до этого?
Как-то раз мой друг и вдохновитель всего нашего проекта Тигран Худавердян приобрел часы-марьяж – в них винтажный механизм «поженили» с современным корпусом. Эта идея нас заинтриговала, и мы поставили перед собой амбициозную задачу сделать шаг вперед, создав что-то подобное, только лучше. Ведь, как вы знаете, с часами-марьяж обычно не церемонятся – просто подгоняют старый калибр под новое стандартное «тело», чаще всего стальное. Выглядит это зачастую грубо, небрежно, даже инородно, без уважения к контексту. Просто представьте, сколько отверток часовщиков их касается за сотню лет! А то и просто к старому же корпусу прикручивают ушки-«оливки» для ношения на руке. Стоит отметить, что мы не профессионалы, а энтузиасты-любители – в механике я разбираюсь неплохо, но до этого, например, занимался развитием одного интернет-магазина. Это наш минус и наш плюс – с одной стороны, до всего приходится доходить самим, постоянно экспериментируя и по ходу решая нетривиальные проблемы. Готовых решений и технологий же не было. С другой стороны, мы – перфекционисты и делаем все как для себя. Все окончательно закрутилось только в 2014 году, когда ателье Manopus открылось официально.

Как проходит процесс отбора часов перед тем, как вы берете их в работу? Где именно вы их ищете?
Ищем везде, где только можем. Это и антикварные лавочки и салоны, и онлайн-магазины, и интернет-аукционы, и блошиные рынки и барахолки. Иногда покупаем и у частных владельцев, которые по каким-то причинам решили расстаться со своими Longines, Omega, Henry Moser или «Павелъ Буре». География – весь мир. Что-то находили в Москве, Германии, что-то я лично привозил из Армении, выписывал из Аргентины и даже Австралии. Причем если вы заказали часы на каком-то сайте – допустим, на eBay – и что-то не заметили по представленным фотографиям, то деньги вам никто не вернет, все это уже ваши проблемы.

Как проходит рабочий процесс, какие главные проблемы, с которыми вам приходится сталкиваться? И сколько времени может уйти на то, чтобы закончить одно изделие?
После того как часы добрались до нас, мы их полностью разбираем, тщательно перебираем и чистим механизм, устраняем неполадки, что-то восстанавливаем – особенно мосты, которые видны, – не внося при этом никаких изменений в оригинальный калибр. Главное наше отличие от мастерских, где изготавливают марьяжи, заключается в том, что для каждого антикварного механизма мы не подбираем, а с нуля проектируем и создаем новый корпус. Это нелегкий и весьма затратный путь, но только так мы можем сохранить старые, великие калибры всемирно известных марок, к которым мы относимся с большим пиететом. Соответственно, мы можем гарантировать, что часы Manopus существуют в единственном экземпляре: даже если вы найдете такой же столетний механизм в рабочем состоянии, вкупе с нашим корпусом и ремешком они становятся уникальными. Корпуса мы делаем из итальянской бронзы с износостойким вакуумным напылением золота с кобальтом, титана, голубого хрома, не гальваникой. На весь процесс – от получения часов до готового изделия – уходит от одного до четырех месяцев – каждый раз по-разному, ведь это штучный товар.

Сколько людей работают в вашей компании и как распределяются обязанности? И сколько часов успеваете сделать за год?
У нас не чистое производство, не мануфактура. Над первыми экспериментальными часами в нашей мастерской я колдовал сам – от начала и до конца. Теперь же нас трое, и мы выполняем практически все, кроме собственно работы с деталями механизма – это мы доверяем узким специалистам, которые помогают нам на аутсорсе. Деревянные футляры, в том числе из ценных пород, и ремешки из телячьей кожи нам изготавливают в России на заказ. Дизайн придумал я сам. Надежные поставщики – целое дело, этим я занимаюсь лично. Для того чтобы сделать ваккумное покрытие нужного нам качества, пришлось исколесить Московскую, Тверскую, Нижегородскую, Тульскую области. Сейчас мы покрываем корпуса в городе Дзержинском. Кожей занимается один человек, и он профи, экзотику – аллигатора, рептилий и так далее – я не люблю. В общем и в целом в год мы выпускаем от 30 до 40 часов, и это не кустарное или ювелирное, а именно фабричное качество. С антикварной, очень эмоциональной «начинкой».

Вы знаете подобные мастерские в других странах? И есть ли у вас конкуренты в России?
Конкурентов у нас нет – я вам так скажу, на первых порах даже искал, с кем бы можно было объединиться, у кого набраться опыта. В результате все делаем сами.

Ваши часы – больше объект коллекционирования или хронограф для повседневного использования?
Совершенно точно это часы на каждый день. Сами посудите, ну зачем нам вкладывать столько усилий в часы, которые будут пылиться на полке, зачем все эти координатные станки и 3D-принтеры? Стекло циферблата у нас, конечно, не сапфировое, минеральное, но скоро мы хотим начать работу с компанией Corning – это они производят Gorilla Glass для экранов смартфонов. Часы Manopus имеют влаго- и пылезащиту. А проблему ударопрочности мы решаем использованием фторопласта – прокладки из полимера, благодаря которой механизм не соприкасается с корпусом. При этом нас часто ругают пуристы, что мы, дескать, не уважаем происхождение часов и портим ценную вещь. Смешно, ведь восстановленный нами механизм мы можем легко вернуть в оригинальный корпус, который хранится в ателье, – и часы останутся тем же самым антиквариатом со столетней родословной. И кстати, если наш клиент повредит или испортит корпус часов Manopus, мы можем изготовить для него новый – точно такой же, ведь все чертежи каждой модели у нас сохраняются. Также рекомендуется проводить ежегодный профилактический репассаж.

Расскажите о часах, которые стали для вас самым большим профессиональным вызовом и самым большим поводом для гордости.
Вы знаете, иногда нужно делать часы не идеальные или великие, а часы востребованные. Мы до сих пор не научились поступаться качеством в угоду более низкой цене или худшему качеству. Поэтому я горжусь всеми без исключения часами Manopus и помню все их трещинки и царапинки. И вызовы – они у нас каждый день. Вот сейчас у нас есть часы Longines, где для того, чтобы перевести стрелки, необходимо ногтем вытянуть специальную пластину под циферблатом. И теперь нам надо придумать, как в этом случае их использовать на ежедневной основе, обеспечить герметичность, функционал, декоративные свойства и так далее. Разновидностей старых механизмов довольно много, у каждого своя особенность. Каждый раз нам приходится в чем-то находить оригинальное решение. Мне очень интересно искать ответ на все эти технические вопросы. Затем есть вопрос вакуумного напыления, ведь качественно покрыть часы в единственном экземпляре стоит очень дорого, решаем, как это можно оптимизировать.

Кто ваши клиенты? Как вы их находите или, вернее, как они находят вас?
Мы работаем для тех, кто любит антиквариат, умеет ценить прекрасное и понимает, что такое настоящий эксклюзив, ведь мы можем сделать любую гравировку, любую прострочку или тиснение. Уровень кастомизации у нас максимальный – просто по природе нашей продукции. При этом часы Manopus легко может купить даже представитель среднего класса – их стоимость начинается от 120 тыс. рублей. И конечная цена больше всего зависит от редкости первоначальной модели – время делает их ценнее. Чаще всего нас находят по «сарафанному радио» и через соцсети. Забавно, что иногда клиенты, видя наши часы, не верят, что внутри они антикварные, – настолько качественно мы их делаем. Они думают, что часы новые – реплики, выполненные по старым «лекалам», и переубедить их бывает тяжело. Хотя, разумеется, каждый экземпляр сопровождается сертификатом, все работы в мастерской отражены в протоколах.

Не поделитесь планами на будущее?
Недавно мы с Тиграном решили сделать еще один шаг вперед и начать выпуск фирменных часов для нашего ателье. Это будет мелкосерийное производство с ориентировочной стоимостью экземпляра 100 тыс. рублей. Дизайн уже разработан, современные механизмы планируем заказать у швейцарской компании ETA. Нам самим ужасно любопытно, что из этого всего получится. Надеюсь, эти часы по достоинству оцените и вы.

Фото по теме

Оставить комментарий

4ef82624964b27cbddb4958004b0970bf70aa4ee