18+

Эстет и защитник природы

Текст: Виола Роббемондт

20.08.2010

_41h7307

Он проектирует все, что его окружает: здания, интерьеры, машины, бутылки, стаканы для воды и часы. Каждый созданный им предмет не только имеет продуманную, почти идеальную форму, но еще долговечен и прочен. И это принципиальная позиция дизайнера. По его мнению, вещи должны служить долго, чтобы мы реже выбрасывали их на свалку и, таким образом, не вредили окружающей среде. Знакомьтесь: провокатор, семьянин, эстет и защитник природы – Питер Бун.

Вас по праву считают одним из самых смелых голландских дизайнеров. И вдруг – Питер Бун меняет интерьер Land Rover Defender. Расскажите о том нашумевшем проекте.
Да, это было по-настоящему классно. Я вообще обожаю машины. Поэтому был приятно удивлен, когда пару лет назад меня пригласили поработать над дизайном специальных выпусков моделей Defender и Range Rover Sport. Тем более что я искренне люблю марку Land Rover. Сначала мне захотелось многое поменять в экстерьере и интерьере автомобиля, но съездив в Англию и увидев весь процесс производства, я отказался от некоторых идей. Простой автолюбитель даже не догадывается, насколько тщательно продуман дизайн современных машин и что любое отступление от него приведет к нарушению строгих требований безопасности. Конечно, это раздражает автомобильных дизайнеров, но что делать, такая уж у них работа.
И создание каких интерьеров вам понравилось больше: автомобиля или жилого пространства?
Интерьер жилого пространства всегда зависит от его месторасположения. Где-нибудь в Бонайре он будет совсем иным, чем в Москве. А еще дизайн всякий раз привязан к конкретной личности. Работая над проектом, я наблюдаю, как живет хозяин будущего дома, есть ли у него дети. С машинами все иначе. Я мог больше фантазировать, опираясь на свой собственный вкус, хотя и здесь пришлось идти на уступки – как я уже говорил, современный автомобильный дизайн жестко подчинен требованиям безопасности. Например, я хотел опустить сиденья пониже, а спойлеры убрать. Но мне этого не разрешили. Зато в салоне я исключил все, что сделано из дерева и пластика, заменив их нержавеющей сталью. Заводская выхлопная труба меня также не воодушевила. Я увидел внизу узкую трубку, совершенно не подходящую тяжелому, резкому звуку, который производит 8-цилиндровый мотор. Поэтому мой Range Rover Sport получил две массивные четырехугольные выхлопные трубы.
Я хотел бы спроектировать самолет для Ричарда Брэнсона и немного перестроить Белый дом. Готов даже подарить семье Обамы несколько своих великолепных диванов
Но сегодня автомобильный дизайн подчинен не только безопасности, но и экологичности. А всем известно, что Пит Бун – большой защитник окружающей среды.
Да, я очень серьезно отношусь к этой проблеме. Например, в данный момент сотрудничаю с компанией Laudis, занимающейся производством светодиодов. Тот результат, который обеспечивает электричество 60 ватт, они получают за 3 ватта. Laudis – первая в мире компания, выпускающая светодиодные индикаторы, с которы­ми можно даже читать. Когда они предложили мне стать их арт-дирек­тором, я был просто счастлив. «Мы сделаем наш мир немного лучше, а ты – немного красивее», – сказали мне они. Кроме производства светодиодов, мы строим дом с нейтральным энергетическим балансом, делаем панели из долгосрочных материалов с наружной стороны и подогреваем здание теплом, добываемым из земли. Добиться этого очень просто: летом тепло сбрасывается в землю из дома и сохраняется в почве, а зимой, при помощи специальных тепловых насосов, забирается назад из земли. У меня уже есть опыт в этом деле, потому что десять лет назад я проделал такое в собственном доме. Например, мне никогда не нужно было красить мой дом, а это очень хорошо для окружающей среды.
Ваша жена Карин – тоже дизайнер и даже работает в вашей студии. Семейной жизни совместная работа не мешает?
Напротив, только укрепляет. Тем более что каждый из нас занимается своим делом. Карин отвечает за финансы и ставит в компании последние точки над i. Кроме того, она прекрасный декоратор и талантливый интерьерный дизайнер. В этом она действительно очень сильна! Мы только что закончили проект из пяти домов, и каждый из них Карин сделала особенным. Настоящие дома вашей мечты! При этом мы очень хорошо умеем слушать заказчика, никогда не навязываем ему что-то свое и не советуем такого, на чем могли бы побольше заработать. Мы пытаемся просто выразить желания клиента.
Но споры-то с Карин у вас все-таки бывают? В чем, как правило, вы с ней не согласны?
Собственно говоря, ни в чем. Нам искренне нравятся одни и те же вещи. Когда мы только поженились, то дарили друг другу одинаковые подарки. Это было настолько необычно и странно. Хотя она более деловая и организованная, чем я. Зато люди мне доверяют. А она в это время следит за тем, чтобы все было в порядке. То есть мы прекрасно дополняем друг друга.
Все-таки вам тоже необходимо быть деловым человеком. Как вам удается держаться в стороне от всех этих проблем?
Мы занимаемся дизайнерским бизнесом уже 25 лет, и за это время я собрал отличную команду. Слава богу, мне не приходится говорить с клиентами о деньгах. Когда мне жалуются: «Ох, как это дорого», я готов объяснить, откуда складывается цена. Кстати, сам я не считаю, что у нас дорого, хотя все так говорят. Поэтому и предпочитаю не заниматься финансовыми вопросами. Вначале я даже терпел убытки на своих проектах. Потому что хотел все сделать по высшему разряду, добиться совершенства. Но благодаря такому подходу мы заработали хорошую репутацию. Постепенно я научился более экономно расходовать свое время.
Когда простой обыватель слышит имя Питера Буна, то он, как правило, восклицает: «IKEA делает то же самое, но гораздо дешевле». Что вы ему ответите?
Он совершенно прав. IKEA тоже продает дизайн, и весьма симпатичный. Но при этом надо иметь в виду, что все наши предметы удивительно долговечны и сделаны из самых лучших материалов. Поэтому они гораздо дольше служат, чем мебель из IKEA. То есть и IKEA, и студия Питера Буна занимаются одним дизайном, но исходя из совершенно разной его философии.
У вашей мебельной линии только голландские названия. Вы это переняли от Bjorn IKEA?
Нет, все началось когда-то с Pieter и Pien. Потом был Gerrit. Сначала мы думали: может быть, все нумеровать? И тут мой брат предложил давать имена. Кроме того, я горжусь своим голландским происхождением. Сейчас мы выбираем все более странные названия для наших предметов. Например, Siebe, Hielke, Ids и, конечно же, Doutzen. Только одна проблема: иностранцы почти никогда не могут их выговорить. Получается смешно.
В Нидерландах не очень легко живется честолюбивым людям – слишком много зависти вокруг. Вы с этим сталкивались?
Мне знаком этот феномен. Но у меня есть преимущество – меня не узнают на улицах. Кроме того, у нас хорошая репутация, на нашу продукцию нет жалоб. Например, тот же Ян де Буври более гламурен да еще ходит на модные вечеринки. Вот тогда-то и начинаются проблемы, попадаешь в поле зрения журналистов. А у меня на это нет времени. Да и желания тоже. Лучше лишний раз погуляю с детьми.
Сейчас в вашей студии работает сорок пять человек. Вы уже расширили офис?
Возводим себе новый офис – на окра­ине деревни Оостзаан. Строим там пять зданий, которые станут нашим лицом. Цель – создать производственную территорию: функциональную и экологически безопасную. Также мы стремимся, чтобы дизайн всех зданий хорошо вписывался в ландшафт.
А какой из вас начальник?
Со мной легко. Во всяком случае, мне так кажется. Я стремлюсь, чтобы каждому у нас было приятно работать. Дизайнер – самая замечательная профессия на свете. В студии мы все пытаемся делать сообща, работаем вместе, поэтому я никогда не требую что-то лично «от себя». Все, кто здесь трудится, особенные люди, каждый на свой лад. Многие из них могли бы открыть свое дело. Но они работают у меня, руководствуясь моим видением, и должны преуспевать вместе со мной.
Некоторые дизайнеры вашего калибра в определенный момент уезжают за границу, в Америку например. Вы же остаетесь здесь.
Да, в Нидерландах я еще не все сделал, что хотел. Кроме того, у нас много проектов за рубежом: строили дома в США, Португалии, Испании, Дании, Бельгии, Германии, Южной Африке, России и планируем в Англии. Эмигрировать я не хочу. Моим детям здесь нравится, и я хочу быть вместе с ними. А еще я просто люблю Нидерланды. Когда прошлой зимой мы катались на коньках на естественном льду, это был настоящий рай! Мне также абсолютно не нужен офис в Нью-Йорке. С электронной почтой стало намного проще общаться со всем миром. А если понадобится, то шесть часов полета – и я там.
Ощущаете ли вы кризис?
Да, наша работа над проектом Delano в Лас-Вегасе продвигается очень медленно, но мы не жалуемся. Собираемся строить большой отель в городе Бреде, есть заказ в Москве. Просто супер – частный дом, огромный участок земли и милые заказчики с хорошим вкусом. Только что закончили четыре дома на острове Кюрасао. Работаем в Португалии над большим проектом. А еще будем оформлять виллу в Англии, спроектированную не кем-нибудь, а самим Норманом Фостером. Заказчиком при этом выступает один из директоров McLaren. Когда я узнал все подробности, сразу же согласился. Я, в конце концов, без ума от машин и архитектуры. Необыкновенное здание, да еще и с клиентом полное взаимопонимание. Хочу с ним получше познакомиться, чтобы сделать ему прекрасный дом, полностью соответствующий его вкусу.
Вы уже многого добились. Есть ли у вас еще какие-нибудь честолюбивые планы?
Да, я хотел бы спроектировать частный самолет для Ричарда Брэнсона или что-нибудь в этом духе. Или президентский самолет для Обамы, а также немного перестроить Белый дом. Однажды я был на аудиенции у королевы Иордании. Позвонила ее ассистентка, и когда мы ждали в амстердамском аэропорту Schiphol самолет, я всякий раз думал: «Сейчас из-за угла появится команда Bananasplit (голландская юмористическая телепрограмма, в которой показываются разного рода розыгрыши, снимаемые скрытой камерой. – Ред. WATCH). Но все было по-настоящему, и мы осмот­рели весь дворец. Королева хотела его расширить. В конце концов мы все же не взялись за этот заказ, потому что тогда все сотрудники студии должны были надолго поселиться в Иордании. Пришлось бы решать множество логистических проблем, а мне этого не хотелось. Кроме того, надо было хранить эту работу в тайне, что не всегда получается. Представьте себе: кто-нибудь в порыве энтузиазма снимет фото на своем мобильном в духе: «Посмотри, как все стало классно!» – а потом это фото просочится в прессу. Такого и врагу не пожелаешь. Но для Обамы я бы что-нибудь спроектировал. Белый дом – конечно, по большей части музей. Это впечатляет, но не очень-то уютно. Мне бы хотелось внести некоторые изменения в его жилую часть, поставить туда несколько наших великолепных диванов, где могла бы собираться вся семья. А еще я бы сделал большую кухню с огромным столом. Как я понял, семейство Обамы очень дружное: маленькие дети, живущая с ними бабушка.
А вы сами любите поваляться на диване в свободное время?
Увы, я не так часто свободен, но, например, с удовольствием хожу на матчи Ajax. А еще люблю кайтсерфинг. Если ветра нет, мне скучно. Этот вид спорта дает ощущение абсолютной свободы – неописуемое чувство. На следующий день после хорошего катания ты чувствуешь свои мышцы даже в тех местах, где и не думал, что они есть.

По принципу устрицы

Для компании Cornelius & Cie Пит Бун разработал прототип футляра для часов: «Я не пытался сделать его красивее, чем то, что он предназначен хранить. Да этого и не получилось бы, потому что Cornelius & Cie – одни из самых прекрасных часов на свете. Я сделал дизайн этого футляра по “принципу устрицы” – это когда грубая оболочка защищает свою жемчужину. Разумеется, футляр сделан из красивейшей кожи. Он сконструирован так, чтобы вместить часы с подзаводкой, и при этом имеет минимально возможный размер. Я уже насмотрелся на большие коробки, едва помещающиеся в ящике стола».
В принципе компания IKEA и студия Питера Буна занимаются одним дизайном, просто все наши предметы долговечны и сделаны из самых лучших материалов
Фото по теме
Комментарии (1)

Aggy 19.10.2011 11:31

Boom shaakakla boom boom, problem solved.


Оставить комментарий

33ef8ede7ef4e8ce7aec5cb4bad29efc11bd9c40



 
10.11.2019
Cg2a6767
«Люся – это карнавал» в Magnus Locus
15 и 16 ноября 2019 года в новом клубе-ресторане Magnus Locus состоится премьера концертной программы «Люся – это...
01.11.2019
Tschuggen-grand-hotel_spa_5 (1)
Private Mountain Anniversary Edition 10 years – премьера...
Эксклюзивные выходные Private Mountain в Tschuggen Grand Hotel позволят вам покататься по нетронутым снежным склонам Арозы и...
31.10.2019
Dsc01024
Итальянская dolce vita в ресторанах Ginza Project
Этой осенью Ginza Project и S.Pellegrino приглашают окунуться в атмосферу настоящего итальянского праздника жизни, музыки,...