18+

Замахнуться на Шекспира

Текст: Ирина Удянская; фото: Хосе Гарсия-и-Маса

03.11.2016

Derglaesernebarde

Универсальный гений тем и хорош, что и творчеством, и самой своей личностью он провоцирует любопытство, создает широкое поле для самых разных интерпретаций. Уильям Шекспир, даже биография которого давно стала предметом ожесточенных споров (как известно, многие не верят в то, что именно актер из Стратфорд-апон-Эйвона и есть автор всех известных нам пьес), – давно уже не просто великий драматург, но один из главных мифов мировой литературы. А мифы в эпоху постмодерна подвергаются деконструкции. Беспощадной или вот такой легкомысленно-ироничной, как у испанского художника Хосе Гарсии-и-Маса, посвятившего Шекспиру серию коллажей.

Сам себя испанец Хосе Гарсия-и-Мас, родившийся в 1945 году на Канарских островах, художником не считает, хотя и окончил Высшую художественную школу изящных искусств в Санта-Крус-де-Тенерифе и в годы обучения копировал Ренуара, оттачивая мастерство. Но живопись никогда не была единственным, что его увлекало в этой жизни. В 18 лет страсть к приключениям привела Хосе на норвежский нефтяной танкер, на котором он объехал вокруг всей Африки. Затем обосновавшись в Берлине, он выучился на инженера, даже получив степень в этой области. Однако тяга к прекрасному все же вязла вверх, и именно воспроизводством этого самого прекрасного он сегодня и зарабатывает на жизнь.

В работах испанца щедро рассыпаны «цитаты из классиков»: голуби Магритта, жидкие часы и полые яйца Дали, банки Coca Cola Уорхола. Однако собственная отличительная черта Гарсия-и-Маса, позволяющая ему вполне успешно чувствовать себя на европейском арт-рынке, – парадоксальность, гиперреалиазм и здоровый цинизм. Его картины – визуальное шутовство, а оно разрешает говорить на самые запретные темы и подмечать неожиданные вещи. Ощущение от его творчества сродни тому, что испытываешь от просмотра британского сериала «Черное зеркало» – море сарказма, страшно, но и смешно.

Конечно, излюбленные темы художника – актуальные политические события (рост правового радикализма в Евросоюзе, курс евро, беженцы и т.д.). Так, у него появляется Гитлер в коротких детских штанишках, за мольбертом и с обиженным выражением лица («Неудавшийся художник»), Ангела Меркель изображается на унитазе со спущенными трусиками, где  красуется американский флаг («Добрый ангел, или «Хорошая Ангела»?), Статуя свободы в веселеньком желтеньком платьице и капроновых чулочках переворачивается вверх ногами («Нью-Йорк III»), а политики сваливаются в кучу в мусорной корзине («Бандитская четверка»).

Шекспировский цикл на этом фоне выглядит более чем невинно. И, конечно, его совсем не стоит подозревать в неуважении к великому английскому барду, а напротив, это попытка пропустить Шекспиру через современный контекст, стряхнуть пыль со «священной коровы» мировой литературы. Что, кстати, самому драматургу крайне необходимо, ведь только благодаря эмоциям зрителя он может по-прежнему господствовать на мировой театральной сцене.

Shakespeare 4

Вся шекспировская серия строится на том, что поэт изображен с каким-нибудь реквизитом. Вот в этой картине в таком качестве выступает презерватив в цветах британского флага. И действительно, кто надежнее всего защищает интеллектуальную честь британцев, как ни Уильям из Стратфорд-апон-Эйвоне?

 

Shakespeare and the Globe Theatre  

Поэт и бигли, которые, кстати, пользуются в Британии отнюдь не меньшим уважением за свою древность и чисто английское происхождение

 

 

Shakespeare 2

Главное, что Британия дала этому миру: Шекспир и Guiness

Фото по теме

Оставить комментарий

98cfdc94d70149c57efb769e556fd5f122d6c05e