18+

Великаны, которых нет

Текст: Александра Горелая; Фото: Евгений Пахоль

05.06.2015

I29f7975

В следующем сезоне Театр наций, расположившийся неподалеку от Пушкинской площади, между Петровкой и Большой Дмитровкой, готовится отпраздновать юбилей – нарядному зданию в псевдорусском стиле исполняется 130 лет. Но несмотря на традиционность фасада, этот театральный коллектив славится отнюдь не классическими постановками – на его сцене можно увидеть самые радикальные эксперименты. WATCH побывал за их кулисами, став свидетелем репетиции спектакля «Гаргантюа и Пантагрюэль» по мотивам романа Франсуа Рабле и в постановке Константина Богомолова.

Роман Франсуа Рабле, гуманиста и титана Возрождения, нечасто увидишь на сцене. Взяться за такой неподъемный текст, который, кстати, даже образованный зритель, пожалуй, знает хуже, чем его интерпретацию в канонической книге Михаила Бахтина, – весьма смелый шаг. Но Константину Богомолову не привыкать работать со странными текстами. В итоге «Гаргантюа и Пантагрюэль» был выдвинут сразу на три номинации «Золотой маски»: лучшая работа режиссера (Константин Богомолов), лучшая мужская роль (Сергей Епишев) и лучшая мужская роль (Сергей Чонишвили).

Характерные черты романа – грубоватый юмор и детализированное до мельчайших подробностей описание физиологических процессов: человеческого тела, его болезней, в том числе и венерических, питья и еды, которую великаны Гаргантюа и Пантагрюэль потребляют в немыслимых количествах, были взяты Богомоловым за основу сценарной интерпретации и выдвинуты в постановке на первый план. Режиссер намеренно отказался от других линий романа – социальной, политической и религиозной, сфокусировавшись на «ощущении телесности», как говорит он сам. Этому же принципу следует и сценография Ларисы Ломакиной, которая оформляет почти все спектакли Богомолова. Огромная красная коробка сцены с едва заметными трещинами символизирует желудок, словно помещая таким образом героев внутрь человеческого тела.

К сочно-алым мясным декорациям прилагаются костюмы с ярко выраженным сексуальным подтекстом. Ощущение телесности дополняется и эмоциональной обнаженкой, на которую накладывается смешение различных жанров, отстраненный, устало-беспристрастный Сергеей Епишев, читающий огромный текст от лица автора, и нарочито естественный дуэт Виктора Вержбицкого и Сергея Чонишвили (таков излюбленный богомоловский ход – заставить актеров расслабиться до состояния непринужденной беседы) – так рождается совсем не раблезианская, а очень современная история про великанов, которых мы потеряли.

Фото по теме

Оставить комментарий

Ba91f64851ef75655c4384fd68bbf33707bf1d76