18+

Подняться на орбиту

Сати Воскресенская

02.08.2012

110714_oda_mda_ac_120_hi

Всем желающим увидеть настоящие олимпийские высоты – и не только спортивные – представится одна грандиозная возможность. В парке Olympic в лондонском районе Стратфорд возведена умопомрачительная смотровая башня – ArcelorMittal Orbit, взмывшая в небо на 115 метров. Совместный проект скульптора Аниша Капура и инженера Сесила Балмонда станет главным факелом летних Игр-2012: именно здесь с 27 июля по 12 августа будет гореть олимпийский огонь.

Стальной монстр, являющийся сегодня самым крупным проектом public art (объекты искусства для общественных пространств), отныне и впредь станет великим символом гостеприимства Лондона во время летних Олимпийских игр 2012 года, а также поможет дальнейшему развитию столичного района Стратфорд. Благодаря удачному расположению башни между олимпийским стадионом и Центром водных видов спорта с ее обеих панорамных площадок открывается прекрасная перспектива всего парка Olympic.

Как рождаются мифы

Человеку свойственно мечтать, а в мечтах строить причудливые воздушные замки, ну а кому-то удается и в реальной жизни выстроить свою башню до небес. В числе таких уникальных творцов – известный скульптор и архитектор Аниш Капур, каждая из работ которого отличается особым философским подходом. «Я много размышлял о чудесах света – висячих садах Семирамиды и Вавилонской башне. Мифы рождаются, когда всеобщее желание что-нибудь придумать воплощается на индивидуальном уровне. Эта модель легла в основу моей идеи. Искусство в состоянии совершить подобное, и я собираюсь сделать что-то чертовски классное. Хочу охватить большую территорию – территорию, которая есть сама идея и образ мыслей, а также содержание, генерирующее объекты».

Новый, «орбитальный» проект в честь лондонской Олимпиады-2012 был анонсирован два года назад, и его открытие ожидалось еще в декабре 2011-го, но, как это произошло и со многими проектами в парке Olympic, сроки сдачи пришлось сдвинуть. В принципе, сама мысль создать здесь «что-нибудь экстраординарное» возникла еще в 2008-м у мэра Лондона Бориса Джонсона и министра культуры и спорта Великобритании Тессы Джоуэлл. Дизайнерам было дано задание представить план 100-метровой башни, в итоге комиссия единодушно выбрала «Орбиту», предложенную Капуром.

Форма башни такова, что создается впечатление постоянной изменчивости всей конструкции

Путь к победе этого проекта был сложен и тернист – авторам, людям бесспорно талантливым и извест­ным, предстояло преодолеть многое: участие в конкурсе на общих основаниях, критические замечания и сомнения, отстаивание уникального дизайна в сравнении с мировыми аналогами, согласование с властными структурами, выбор деловых партнеров и финансовые перипетии. Когда все эти вопросы удалось успешно разрешить, взору публики предстала скульптура, которой теперь прочат славу американской статуи Свободы и французской Эйфелевой башни. Кстати, первую творение Капура – Балмонда превышает на 22 метра (с учетом факела – такая легкая ирония вполне в контексте Олимпийских игр), а до парижского символа, высота которого 324 метра, «Орбите» еще очень далеко.

Гигантский скрипичный ключ или тромбон-мутант?

Никто не ожидал, что в современном городе вырастет такой колосс, вполне способный соперничать с мировыми историческими памятниками, в том числе и египетскими пирамидами. Башню Капура – Балмонда уже успели сравнить и с традиционными символами Лондона. «Орбита» оказалась выше знаменитого Биг-Бена и цент­ральной части Вестминстерского дворца. Также она чуть ли не вдвое превысила колонну адмирала Нельсона на Трафальгарской площади. В качестве названия башни, помимо официального, предлагались и другие варианты: «Колосс Стратфорда» или Hubble Bubble («болтунья»), ну а в народе скульптуру прозвали «суматохой», «гигантским скрипичным ключом» и «огромным тромбоном-мутантом».

Строительство стального монстра длилось год – с ноября 2010-го по ноябрь 2011-го, когда конструкция наконец встала во весь свой могучий рост.

Основным материалом, использованным при ее создании, стала сталь. Впрочем, никакой альтернативы у дизайнеров попросту не имелось – только сталь способна воплотить в минимальной толщине максимальную мощь. На изготовление башни ушло приблизительно 1400 тонн, произведенных в соответствии с определенными техническими требо­ваниями на заводах компании ArcelorMittal по всему миру.

Капур любит затягивать зрителя в дыры и туннели. В башне каждому придется крутиться вокруг собственной оси

Для авторов проекта самое интересное состояло в том, как именно в этом сооружении архитектура встречается со скульптурой, а форма и линии порождают структуру. 115-метровый колосс не был первым совместным произведением Капура и Балмонда: еще задолго до Orbit они сработались, создавая другие, не менее громкие, объекты («Марсий» 2002 года для Tate Modern и «Гиганты долины Тиса» для пяти разных английских городов, возведение которых продолжается). Так что нынешний «олимпийский столп» еще больше закрепил их удачный творческий союз, в котором несом­ненным лидером и генератором идей выступает Аниш Капур.

Испугать Гюстава Эйфеля

Его незаурядная творческая личность сформировалась в начале 1980-х, когда Капур стал известен как один из членов группы «Новая британская скульптура». Родившись в Бомбее, будущий лауреат прес­тижной премии Тернера и кавалер ордена Британской империи провел юность в Индии, затем переехал в Англию, где поступил в Chelsea School of Art в Лондоне, городе, который он теперь называет домом. Капур как-то сказал, что не принадлежит какому-то одному мес­ту, а живет и работает в «междумирье», создавая пространства, не являющиеся пространствами, и предметы, которые отказываются вести себя как предметы. Его скульптуры называли «своеобразным водоворотом», затя­гивающим зрителя в свое мощное отрицательное пространство – через дыры, туннели, преломления и отражения. Зритель оказывается без ориентиров, без указаний привычного направления движения и, таким образом, становится свободным в исследовании территории воображения.

Что же касается олимпийской «Орбиты», то по ее поводу Капур любит поскромничать, уверяя, что он просто выполнял госзаказ на высокое сооружение: «Мэр Джонсон искал что-то культовое, наподобие Эйфелевой башни». Однако очевидно, что главное творческое влияние на дизайн стального колосса оказала таинственная Вавилонская башня с ее «обреченностью никогда не быть завершенной», ну а форма стала чем-то средним между сооружениями Эйфеля и Татлина. Инженер-дизайнер Балмонд, работавший над образом «Орбиты», предусмотрительно использовал подвижное электронное облако, чтобы создать впечатление изменчивости конструкции – без центровки и без четкой вертикали. Пространство внутри скульптуры, между спиральными уровнями («как в кафедральном соборе»), захватывает посетителей в особое вращение не только вокруг башни, но и собственной оси. Вот оно – участие зрителя в гениальной авторской задумке!

Основным материалом «Орбиты» стала сталь. На возведение 115-метрового колосса ушло примерно 1400 тонн

Пресса охарактеризовала проект как «непрерывно закрученную решетку, составленную из восьми цепей, извивающихся, перетекающих друг в друга и будто завязанных в морской узел». Ну а кому-то удалось усмотреть в этом, прямо скажем, монументальном творении и спортивную символику – а именно переплетенные олимпийские кольца. Оценка мэра Джонсона «ошеломляющего» дизайна была самой эмоциональной: «Я уверен, что увиденное поразило бы римлян и испугало самого Гюстава Эйфеля».

Авторы же «Орбиты» уверены, что их проект представляет собой очередную ступень на пути радикального развития в области архитектуры, объединяющей скульптуру и инженерную мысль. Концепция сооружения создает иллюзию «беспорядочной нестабильности» и стремится отвлечь людей от мыслей о технических составляющих, призывая просто его исследовать.

Поднять к небесам

Эпатажная ярко-красная каланча никого не оставила равнодушным, разделив британское общество на два лагеря – «за» и «против». Впрочем, история знает много подобных случаев, и, как говорится, только время все окончательно расставит по своим местам. Позитивное мнение руководства города однозначно: «Потрясающее произведение искусства, созданное одним из самых прославленных современных художников планеты, станет всемирно известным семейным аттракционом. Чтобы насладиться сногсшибательным видом, открывающимся с высоты смелой, красивой и великолепной скульптуры, к новой достопримечательности будут стремиться люди со всех уголков земного шара».

В качестве смотровой башни «Орбита» состоит из двух закрытых площадок на разных уровнях, каждый из них способен вместить 150 человек одновременно. По сравнению с этой 115-метровой башней соседний олимпийский стадион явно уступает в масштабах, имея в высоте всего 59 метров. Со смотровых площадок открываются потрясающие виды парка Olympic и лондонского горизонта. Посетители могут воспользоваться скоростным лифтом или смело преодолеть 455 ступеней, наслаждаясь окрестностями, в центре которых Капур и воздвиг свою скульптуру. Городские власти рассчитывают на хорошую посещаемость – предполага­емая пропускная способность соста­вит 700 человек в час. Те, кому духовной пищи окажется недостаточно, смогут насладиться трапезой в ресторане башни. Во время Олимпийских игр входные билеты на «Орбиту» зафиксируют на уровне 15 фунтов для взрослых и 7 фунтов для детей.

Любопытный факт связан с финансовой составляющей проекта, оцененного более чем в 19 миллионов фунтов стерлингов. Большую часть необходимой суммы (16 миллионов) внес стальной магнат Лакшми Миттал, глава компании ArcelorMittal. Отсюда и официальное название скульптуры – ArcelorMittal Orbit, отражающее имя генерального спонсора и оригинальное название, придуманное Капуром и Балмондом.

Задача этого скульптурного проекта – не только стать центром олимпийского парка на время проведения Игр-2012 этим летом, но и потом привлекать как можно больше туристов в восточный район Лондона. Министр Тесса Джоуэлл уверена, что миллионы гостей британской столицы будут слетаться на «Орбиту», как пчелы на мед. А председатель организационного комитета лондонской Олимпиады лорд Себастьян Коу считает, что фантастическая башня еще сыграет свои главные роли – ландшафтную и культурную – в жизни европейской столицы и после окончания главного спортивного события года.

***

Самые громкие работы Аниша Капура

«Левиафан», 2011

Скульптурная композиция, представленная на прошлогодней парижской выставке Monumenta, состояла из трех соединенных между собой 35-метровых надувных шаров. Весом 15 тонн и объемом 72 тысячи кубических метров, она заняла собой все пространство Grand Palais. Для ее установки и наполнения воздухом потребовалось 50 человек. Самое интересное, что на чудовище можно было не только посмотреть, но и оказаться внутри его пульсирующего чрева.

Фото: Дидье Плоуи

«Стрельба в угол», 2009

Пока пушка периодически стреляет в угол комнаты, работа скульптора в который раз отклоняется от цели. Знаменитый красный воск, часто присутствующий в творчестве Капура, на этот раз вызывает образы, связанные с кровью и насилием.

Фото: Вольфганг Весснер

Svayambh, 2007

Громада красного воска, незаметно двигающаяся по рельсам, оформляется арками, через которые проходит. Инсталляция «создана своей собственной энергией». Капур использует внутренние ограничения места, чтобы дать скульптуре оформить себя.

Фото: Сесиль Кло

«Моя красная родина», 2003

Механическая стрелка медленно вращается, перемешивая 25 тонн красного воска, из которых она лепит «родину, динамический пейзаж, вписанный осязаемым воском в геометрическое совершенство круга».

Фото: Ник Тенвиггерхорн

«Марсий», 2002

Совместная работа Капура и Балмонда

С сатира, бросившего вызов Аполлону, с живого содрали кожу. Для этой огромной работы в знаменитом Турбинном зале галереи Tate Modern Капур соединил три больших стальных кольца с широкой красной мембраной из ПВХ, заполнив выставочный зал.

Фото: Джон Ридди

«Желтый», 1999

Солнечный квадрат притягивает взгляд к тому, что должно быть плоским, но на самом деле является вогнутой плоскостью, грозящей затянуть взгляд в бездонное море цвета.

Фото: Дейв Морган

Фото по теме

Оставить комментарий

96c6c5a2cf82bdf3ff448d90d7059a1dd8db8b23