18+

Куршевель навсегда

Текст: Людмила Столбова

11.03.2014

Patrickpachod-vuesstations-10

Русских, и не только их, за две недели новогодних каникул проматывающих здесь годовой бюджет какого-нибудь уездного городка N, по-своему можно понять: Куршевель – действительно лучший альпийский курорт. Таким он был задуман и, главное, так и был построен. Именно в Куршевеле впервые сформулировали принципы идеальной горнолыжной станции. Катание от подъезда, подготовка склонов при помощи специальной техники, обширная зона катания, объединяющая несколько курортов, особый дизайн альпийских шале, сочетание спортивности и светскости, превращение горнолыжного отдыха в модное времяпрепровождение – все это в первый раз озвучили и осуществили в Куршевеле, который до сих пор задает стандарты качественного горного отдыха. Всем остальным курортам приходится лишь им следовать. В этом уникальность этого места как абсолютного трендсеттера не только европейской горнолыжной, но и мировой туристической индустрии. А русские, арабы, прочие народы и национальности, их деньги и способы проведения досуга тут не причем.

Географически и ментально Куршевелей существует несколько. Во-первых, такое имя носят четыре горнолыжные станции, расположенные на высоте 1300, 1550, 1650 и 1750 метров над уровнем моря. Причем последняя как раз и есть «тот самый» Куршевель – 100 метров ему приписали для звучности и туристической привлекательности. Во-вторых, свой Куршевель есть у каждого, кто сюда приезжает: у русских, арабов и англичан. Первые заполоняют дорогие гостиницы и шале в первой половине января, вторые наведываются в феврале, третьи же – гости круглогодичные, именно британцы – самая многочисленная группа туристов во Французских Альпах вообще и на любимом российскими олигархами курорте в частности, как бы ни пытались последние присвоить себе это место. Кроме олигархически-русского и массово-британского, есть Куршевель такой, каким его придумали и построили французы. Для них он был и остается грандиозной площадкой для экспериментов: архитектурных, горнолыжных и, пожалуй, социологических. Ведь только здесь знают, как заставить никогда не стоявших на лыжах арабских миллионеров захотеть провести отпуск на зимнем курорте.

Снежные фантазии Лорана Шапи

Куршевель был первым альпийским курортом, построенным с чистого листа на пустом месте по заранее утвержденному плану. Рациональное освоение Альп – вообще затея сугубо французская, в лучших традициях эпохи Просвещения здесь сносились старые деревни, распахивались луга и пастбища, а на их месте воздвигались идеально спроектированные курорты. И Куршевель оказался не просто первым, но и самым инновационным и успешным, полностью оправдав когда-то возложенные на него ожидания. А ожидания эти озвучили еще в 1930-х, затем подтвердив их в самый разгар Второй мировой войны: в 1942 году правительство режима Виши приняло решение о начале строительства на плато Ле-Тровет «суперкурорта». И это обстоятельство, пожалуй, также предопределило характер будущего модного места: будь хоть война, вселенский потоп или мировой экономический кризис – в Куршевеле жизнь идет своим тихим, праздничным чередом.

Революционная даже по современным меркам концепция курорта была сформулирована уроженцами Савойи Морисом Мишо и Лораном Шаппи. Причем они никогда не рассматривали возведение горнолыжной станции отдельно, а изначально планировали именно объединенную зону катания. В этом уникальность Трех долин, крупнейшей в мире горнолыжной территории, в отличие от конкурентов – Paradiski, Portes du Soleil или Espace Killy она изначально проектировалась как единое пространство. Создание горнолыжного мегакластера, как, пожалуй, назвали бы это сегодня, – безусловная заслуга Лорана Шаппи, еще 70 лет назад осознавшего, какие плюсы несет в себе такой подход. В исторической деревне Куршевель (сейчас это станция Courchevel 1550) вам до сих пор расскажут, как этот неутомимый человек разъезжал на лыжах по окрестностям, тщательно все измеряя и планируя: как формируется снежный покров, какие преобладают ветра, сколько лыжников может вместить склон и т.д. В итоге первый подъемник был установлен на плато Ле-Товет уже весной 1946 года. Показательно, что с самого начала строительства Шапи стремился создать максимальные условия для катания прямо от порога гостиницы – лыжники вообще получали на его курорте полную свободу передвижения. Даже церковь, построенная в Куршевеле в 1959 году и являющая собой замечательный пример модернистской архитектуры второй половины XX века, предполагает доступ к ней на лыжах. Наблюдать за богослужением через панорамные окна можно и не отстегивая лыж от ботинок.

Архитектором церкви, как и всего Куршевеля, был Дэнис Прадель. Именно он придумал знаменитые куршевелевские шале с односкатной крышей, наклоненной к северу и оттого всю зиму укрытой снегом, с большими окнами на обращенной к солнцу южной стороне и маленькими окошками на севере. Тогда такие здания, которые сегодня ошибочно называют «традиционным савойским стилем», произвели настоящую сенсацию и заложили принципы новой горной архитектуры, растиражированной впоследствии по всем Альпам. Увы, во время строительного бума в начале 1960-х большинство праделевских построек подвергли кардинальной реконструкции, однако найти оригинал в центре курорта все-таки по-прежнему можно. Самый яркий пример находится как раз недалеко от церкви – это шале 1950 года, принадлежащее семейству Жолио-Кюри и некогда купленное самыми прославленными его представителями – супружеской четой Фредериком и Ирен, физиками и нобелевскими лауреатами, часто наведывавшимися в Куршевель на каникулы.

Третий закон диалектики на отдельно взятом курорте

Свои новаторские шале Прадель строил в первую очередь для представителей среднего класса, как и он, искренне влюбленных в горы. Для них же на курорте была возведена еще одна форма жилья – мегарезиденция Vanoise с коллективным владением. Это опять-таки чисто французское изобретение, предполагающее недорогие и не слишком комфортные апартаменты для семейного отдыха. Именно такого рода гостиницы стали основой горнолыжного бума конца 1960-х, сделавших отдых в горах массово доступным (сегодня они, конечно же, перестроены). И Куршевель вновь был законодателем тенденций. Возможно, это самое удивительное в истории этого курорта, когда премиализация оказалась следствием чрезмерной популярности и массовой доступности. В 1964-м на плато Ле-Товет даже объявили двухлетний мораторий на строительство отелей, чтобы ограничить дальнейший наплыв туристов. И в этом Куршевель явно отличается, например, от Межева, респектабельный образ которого специально создавался с участием Жана Кокто и его богемных друзей. В случае же с Куршевелем сработал один из трех законов диалектики – количество на каком-то этапе переросло в качество: популярность спровоцировала спрос, неограниченное возрастание которого привело к лимитированности предложения.

Конечно, не последнюю роль в процессе становления Куршевеля как модного места сыграла и зона катания Три долины, в которой он расположен, – самая большая в мире, предлагающая 600 километров трасс и объединяющая восемь курортов. Ключевой персоной тут был Эмиль Алле, технический и спортивный директор Куршевеля с 1954 по 1964 год. Бронзовый призер зимних Олимпийских игр 1936 года, отец-основатель национальной лыжной школы Ecole de Ski Français и вообще фигура для французов по многим параметрам легендарная, он первым придумал особым образом готовить склоны, утрамбовывая снег специальной техникой (которую в России принято называть ратраками). Так что самые идеальные, пригодные для комфортного катания трассы впервые появились именно в Куршевеле. Ну как не выйти на них в спортивном костюме из последней коллекции именитого модного дома и неспешно продефилировать вниз?

Вечные ценности

Пожалуй, сегодня Куршевель переживает непростые времена. Все то, что когда-то он предлагал своим гостям эксклюзивно: пятизвездочные гостиницы, ночные клубы, рестораны высокой кухни, роскошный шопинг на высоте 1750 метров над уровнем моря, – всем этим стремительно обзаводятся и другие курорты. Характерный пример наступающего зимнего сезона – скромный Тинь, долгие годы позиционирующий себя как самая спортивная и молодежная станция Франции, открывает в этом году целый городок дорогих резиденций. Правда, до Куршевеля Тиню все равно очень далеко. Плато Ле-Товет по-прежнему лидирует в Альпах по количеству роскошных гостиниц: два отеля имеют статус Palace и 13 соответствуют категории пять звезд, при этом каждый стоит в непосредственной близости от склонов (а иногда и в прямом смысле на них), что полностью соответствует заветам Лорана Шапи. Свой же главный рекорд Куршевель бьет по количеству ресторанов, удостоенных звезд Michelin: из 70 заведений таковых целых 7, больше чем на каком-либо курорте мира.

Но уникальность куршевельского отдыха лучше всего чувствуется в трех- и даже двух-звездочных резиденциях, которых здесь все же большинство – надо же где-то останавливаться британцам, самой многочисленной группе туристов. По уровню и сервису они вполне способны конкурировать с пятизвездочными «коллегами» – к чему их обязывает репутация курорта. И именно это самое главное. Несмотря ни на что – на русские шумные попойки, странных арабских клиентов, сроду не катавшихся на лыжах, сумасбродных миллионеров любых национальностей, – высокий куршевельский стандарт будет соблюден. И как не проникнуться глубоким уважением к этому чисто французскому способу мышления, где безупречность обслуживания не ставится под сомнения даже на высоте 1750 метров над уровнем моря? И такой подход явно не скоро выйдет из моды.

Le Strato – выбор WATCH в Куршевеле

По сравнению с отелями Les Airelles и Cheval Blanc, где цена за апартаменты может доходить до 30 тысяч евро за ночь, пятизвездочный Le Strato существенно скромнее – цены здесь колеблются в пределах 2–4 тысяч евро. Но мы выбрали его не только за «демократизм», но и за интересную  концепцию, демонстрирующую, каким образом на альпийских курортах могут появляться дизайнерские отели и вполне гармонично сосуществовать с пасторальными видами за окном.

Le Strato был оформлен Пьером Дюбуа и Эме Сесиль из агентства Les Heritier, которым удалось виртуозно дополнить традиционный альпийский стиль с современными интерьерными подходами. Альпийскость, раскрывающая через обильное использование дерева (им обиты пол, потолок и частично стены), оказывается как бы базовым элементом всего интерьера, на который уже наслаиваются более интересные с точки зрения современного дизайна решения. Так в Le Strato появляется яркая и даже кислотная мебель в эстетике 1970-х, стекло и металл в отделке.  Игра материалов и фактур придает всему пространству легкое, пикантное настроение. 

Как и положено пятизвездочной гостинице, Le Strato предлагает своим гостям ресторан высокой кухни Strato, удостоенный одной звезды  Michelin, его шеф-повар Вахид Сильвестр творит под творческим руководством именитого шефа Жана-Андре Шариаля.

Фото по теме

Оставить комментарий

Ff49143306c856e4c8e9170467cbe11c7b6c94d0