18+

У истоков истории

Константин Старцев

15.04.2011

Jean-marc_jacot_2

Parmigiani Fleurier – марка молодая и чрезвычайно амбициозная. Но ее амбиции строятся не только и не столько на маркетинговой политике талантливых стратегов, сколько на внушительной базе собственного производства полного цикла, на уважаемом и известном имени Мишеля Пармиджани и внушительной поддержке Фонда семьи Сандоз (Sandoz Family Foundation). О друзьях и партнерах бренда, а также новинках и планах на будущее WATCH рассказал президент компании Жан-Марк Жако.

Ваша биография удивительна: вы работали в Cartier над созданием и запуском коллекций Must и Santos, занимались маркетингом в Omega, руководили Ebel и Gérald Genta – перечислять можно долго. Чем вас привлек новый бренд?

Основная причина проста: я близкий друг семьи Сандоз, которая основала Parmigiani. Но если серьезно, то те цели и задачи, которые стояли перед новым брендом, были мне очень близки. Объединив наши усилия – мой опыт и финансовые возможности Сандозов, можно было создать по-настоящему выдающуюся компанию. Всегда интересно вставать у истоков чего-то нового, име­ющего огромный потенциал.

Ваши часы предназначены в первую очередь для людей искушенных. Но пока у бренда нет долгой истории, которая на него работает, он обязан удивлять. Чем вы поразили в этом году?

Да, мы молодая компания, но скажите мне, кого считать старыми? Марка, основанная достаточно давно, как, скажем, Breguet, столетие ничего не выпускала. То есть компания существовала, но производственную деятельность не вела. Большинство известных брендов возродились из небытия только в конце 1990-х. А мы начали с абсолютного нуля.

Parmigiani сегодня ведет работу в трех направлениях: основная коллекция наручных часов, модели haute horlogerie с усложнениями, куда входят настольные, настенные и другие. И наконец, у нас работает департамент реставрации старинных механизмов. Возможно, вы знаете, что мы занимаемся восстановлением часов из музея Patek Philippe. А основная коллекция в том году дополнилась элегантными классическими Tonda 1950. Цифра в названии модели – дата рождения Мишеля Пармиджани. Вторая новинка из категории haute horlogerie – Bugatti Super Sport. Абсолютно новое, фантастическое поколение часов, которых еще нет на рынке. Тут также стоит сказать о нашей гордости – настольной модели с непрерывным 30-летним исламским календарем. Все детали этого удивительного образца изготовлены в собственных мастерских Parmigiani. Возвращаясь к вопросу о возрасте бренда, могу сказать прямо: мы свободны от собственных гнетущих традиций, нам легко работать в разных направлениях, будь то классика, хай-тек или уникальные часы с исламским календарем. При этом мы совершенно автономны и все детали изготавливаем сами. Вы не можете представить себе Bugatti Super Sport, которые выпустили бы A. Lange & Söhne или Breguet, – такое просто невозможно. А нам подвластны любые направления. На самом деле часовая индустрия – единственная из всех, где имеет значение история. А мы находимся как раз в процессе ее создания.

Открытие в этом году ваших бутиков-ателье в Стамбуле и Москве определило основные географические приоритеты. В чем их различие, и куда Parmigiani намерена двигаться дальше?

Различия прежде всего в размерах. Затем в Стамбуле на 30 квадратных метрах торгового пространства не предусмотрено место для часовщика в зале, как в московском магазине. Это наша концептуальная идея бутиков-ателье, первый из которых был открыт именно в российской столице. При входе в бутик посетителя встречает профессиональный мастер, прошедший обучение в швейцарской школе, который выполняет текущий ремонт, может заменить ремешок или провести профилактику механизма.

Вы создали и развиваете вертикальную систему продаж. Объясните, пожалуйста, что именно она означает и насколько такая сеть дистрибуции востребована сегодня?

В двух словах эту концепцию можно объяснить так: это сокращение пути и времени между производителем и клиентом. То есть мы сами развиваем свою сеть дистрибуции и сами продаем собственную продукцию. Такая система ведет не только к экономии на посредниках, но и обеспечивает нам прямую связь с клиентами. Вы знаете, поклонники нашей марки очень ценят возможность, которую мы им предоставляем: приехать на производство, встретиться с Мишелем Пармиджани и другими мастерами. Это как для коллекционеров живописи, которым важно присутствовать при создании полотна.

Несмотря на производство полного цикла, Parmigiani все же сотрудничает с другими брендами. Какой процент эта совместная деятельность занимает в вашей бизнес-модели?

Действительно, у нашей мануфактуры три партнера: Hermès, Corum и Richard Mille. Это сотрудничество занимает в бизнесе 45 процентов, остальные же 55 – работа самого бренда Parmigiani.

Помимо традиционной классики, у вас есть уникальные часы Bugatti и был совместный проект с Pershing. Почему вы выбрали именно эти марки? Намерены ли вы продолжать подобные эксперименты и работать с другими автомобильными и яхтенными брендами?

Некоторое время назад представители Bugatti пришли к нам с идеей выпуска часов под их брендом на наших про­изводственных мощностях. Но мы их отговорили, так как такая форма кобрендинга не имеет большого потенциала. В свою очередь, мы предложили выпускать часы Parmigiani с названием Bugatti. Эта концепция подразумевала собой что-то сверхординарное, инновационное, как и сами автомобили этого легендарного итальянского производителя. При этом часы предназначались прежде всего для владельцев машин с учетом их требований и пожеланий, поэтому большую часть моделей покупают те, у кого уже есть Bugatti. Нечто подобное сейчас пытается сделать Ferrari, но Parmigiani на рынке стала пионером. Наша компания – первая, которой удалось продать свыше 200 часов стоимостью более 300 тысяч швейцарских франков.

Наша компания – первая, кому удалось продать свыше 200 часов стоимостью более 300 тысяч швейцарских франков

Яхтенный бренд Pershing имеет ту же философию, что и Parmigiani. У них была традиция дарить при покупке лодки часы Rolex. Но позднее Тилли Антонелли, президент Pershing, пришел к выводу, что яхтсмены должны иметь что-то более эксклюзивное – по Rolex нельзя сразу определить, что их обладатель увлекается парусным спортом. Тогда они обратились к нам с предложением создать часы со стилистикой Pershing и узким кругом распространения – только для владельцев Pershing.

В каких еще областях и сферах жизни Parmigiani стал первым?

Мы – марка молодая, но амбициозная. Бренд Parmigiani первым использовал палладий в изготовлении корпусов; ему принадлежит изобретение 30-секундного турбийона; калибр, используемый в часах Bugatti, вообще стоит особняком из-за своей сложности. В самых первых моделях бренда было шесть патентов. Хочется отметить и мусульманский календарь – такого тоже никто не делал. И не могу не вспомнить часы, представленные в прошлом году, – автоматон Chat et Souris («Кошка и мышка»). Признаюсь, мне даже сложно вот так, навскидку, перечислить все, чем мы можем гордиться, – компания постоянно развивается, все время ищет новые решения, и то, что казалось еще вчера новейшим изобретением, сегодня уже часть нашей истории.

Фото по теме

Оставить комментарий

C0584080260b5e97eaa9e5b8d7e277175297f1b1



 
15.06.2020
Lexus_boutique1
Lexus представляет новую коллекцию одежды и аксессуаров...
• Lexus представляет новую коллекцию одежды и аксессуаров «Drive to Adventures», вдохновленную...
12.02.2020
Bentley mulliner bacalar
Bentley Mulliner Bacalar–будущее роскошного...
Компания Bentley анонсирует будущее роскошного автомобилестроения – мировую премьеру Bentley Mulliner Bacalar, которая...
17.01.2020
В 2020 году Škoda отмечает 125-летний юбилей (3)
В 2020 году ŠKODA отмечает 125-летний юбилей
›           Компания ŠKODA AUTO была основана в 1895 году, что...