18+

Страх и паранойя Такаси Мураками

текст: Наталья Шастик / фото: МСИ «ГАРАЖ»

14.12.2017

Narodizkiy4684

На несколько месяцев, вплоть до 4 февраля, Такаси Мураками, один из самых влиятельных и дорогих японских художников, обосновался в Музее современного искусства «Гараж» со своей выставкой «Будет ласковый дождь», первой в России. Рассматривать его потешных монстриков, делать на их фоне селфи – весело и прикольно. Но эти монстрики порождены на свет одной из главных фобий нашего постъядерного мира.

Когда осенью в 2010 году 11 тысяч разгневанных французов, среди которых был даже принц Сикст-Анри де Бурбон Пармский, потомок Людовика XIV, написали петицию против выставки Такаси Мураками в Версальском дворце из-за наличия на ней (по их мнению) откровенной порнографии, художник ответил им на критику, что его скульптуры – совсем не секс-игрушки, а социальные монстры. Выставка Мураками в «Гараже», ставшая первой в России, ни скандалов, ни разборок неожиданно не вызвала. Напротив – вокруг нее случился невиданный положительный ажиотаж, и в кои-то веки длинные очереди выстроились не только на серьезных классиков, но и на спорных представителей contemporary art.

Правда, нам в «Гараж» осмотрительно не привезли ни трехметровых пенисов, ни голых ковбоев, фонтанирующих спермой, ни грудастых Miss ko2, размещение которых в версальских покоях так оскорбило некоторых особенно чувствительных французов. Но без монстров в Москве, конечно же, не обошлось – в них суть яркого, мимишно-мультяшного и очень параноидального мира Мураками.

Делец, умелец и хранитель традиций
По пространству «Гаража» Мураками своими кислотными грибами, глазастыми цветами-матанго (свое название они получили от фильма ужасов Исиро Хонды 1963 года, также снявшего и первую киноисторию про Годзиллу), зубастыми зверьками, черепами и клетками ДНК распространился так же, как вирус во время эпидемии или радиация после взрыва, – полностью его заполонив. Экспозиция не только оккупировала привычный второй этаж, но и проникла в кафе, магазин, лестницу, на фасад здания и даже в туалет – везде посетителей преследуют то ли улыбающиеся, то ли скалящиеся разноцветные монстрики. Полноправной частью выставки можно считать и сувенирный ларек, где продаются все знаковые объекты Мура­ками в разных ипостасях: мягкие игрушки, магнитики, зеркальца, постеры. Еще в 2001 году художник основал корпорацию Kaikai Kiki по модели уорхоловской «Фабрики» для безостановочного производства своего искусства.

Этот японец – вообще, один из главных дельцов contemporary art, умеющий хорошо заработать не только на прямой продаже своих произведений (финансовый рекорд им был побит в 2008 году, когда на торгах Sotheby’s «Мой одинокий ковбой» – голый златовласый юноша в стиле манга с лассо из собственной спермы – ушел за 15 млн долларов), но и всевозможными коммерческими коллаборациями. Так, в 2002-м Мураками одним из первых начал сотрудничество с Louis Vuitton по производству специальных сумочных серий. Это сотрудничество продолжалось 13 лет, и Франсуа Пино, коллекционер, владелец Christie’s и концерна LVMH, обзавелся немалым количеством предметов японца, периодически показывая их на своих выставочных площадках, например, в престижной Венеции, где Fondation Pinault принадлежат Палаццо Грасси и Таможня. Все это сделало Мураками самым известным и влиятельным современным японским художником.

То, что он в первую очередь японец, носитель и продолжатель национальной художественной традиции, Мураками подчеркивает всегда. Один из разделов московской выставки носит название «Гэидзюцу» («Техника и обучение») и посвящен его связи со старыми мастерами: Кацусикой Хокусаем, Утагавой Ёсифудзи и другими. Разглядывая параллельно его и их работы, действительно поражаешься очевидной связи, тому, как поступательно культура манга и миры Мураками вызревают из классических образов японской живописи.

Из европейских имен на выставке присутствует Фрэнсис Бэкон, вдохновитель многих художников contemporary art, – ему посвящен эскиз к портрету Джорджа Дайера. А также Франциско Гойя и Джефф Кунс. Их Мураками упоминает в своей хронологической таблице, составленной лично,  – первая встреча с их произведениями трактуется как важный жизненный этап. Так, выясняется, что настоящим потрясениям для 9-летнего Такаси было лицезрение полотна Гойи «Сатурн, пожирающих своих детей» в Национальном музее западного искусства в Токио, а ярчайшим впечатлениям от первой поездки в США в 1988 году стала персональная выставка Кунса «Банальность» в галерее Sonnabend. Чудовища, порожденные сном разума, и статуэтки, правда, не из сувенирных лавок для туристов, как у Кунса, а из магазинов для косплееров и фанатов аниме и манги, навеки завладели сознанием Мураками.

Страшная-страшная сказка
А сознание главного современного японского художника всегда было немного параноидально. Мураками не скрывает, что с самого детства боялся повторения атомного апокалипсиса, который Япония пережила в августе 1945 года, когда на Хиросиму и Нагасаки были сброшены две атомные бомбы «Малыш» и «Толстяк» – такие умилительные кодовые имена дали им американцы. И главной настольной книгой маленького Такаси, как и миллионов других японских детей, была манга Кэйдзи Накадзавы «Босоногий Гэн», рассказывающая о жизни мальчика после бомбардировки. Эта книга в нескольких экземплярах, конечно, присутствует на выставке в «Гараже».

Но японцы, ставшими единственными, кто непосредственно пострадал от ядерной атаки, не были единственными, кто ее боялся. Этот страх также проедал сознание советских и американских детей и взрослых. Каждый, кто учился в школе в начале 1980-х, в период очередного нагнетания отношений между сверхдержавами СССР и США, не может не помнить плакаты ГО и уроки, посвященные тому, что делать в случае ядерной атаки: как укрыться от вспышки, как сберечь себя от радиации, где искать бомбо­убежище. Планы эвакуации имелись повсеместно: в школах, на заводах, предприятиях, магазинах. И в 1987 году на центральном советском телевидении произошло невероятное – в прайм-тайм, после программы «Время», показали фильм «На следующий день» Николаса Мейера о человечестве до и после роковых минут ядерного взрыва.

Эти школьные уроки, картинки из художественных и документальных фильмов о ядерных испытаниях, инструкции, как укрыться и куда бежать, никуда не делись из нашего сознания. Внутри нас, глубоко спрятанное в детских воспоминаниях, сидит ожидание Апокалипсиса. И Мураками выводит эти детские страхи на свет. Он рисует Апокалипсис в детских, мультяшных, мимишных тонах. И тут оказывается, что виновны и обречены абсолютно все: дети так долго жили с ожиданием войны, что, вырастая и взрослея, продолжают играть в нее, как играли в войну участники Манхэттенского проекта, разработавшие три бомбы со смешливыми названиями «Малыш», «Толстяк» и «Штучка», две из которых были пущены в дело в 1945 году.

Красочная, умилительная сказка Мураками на самом деле очень страшная и с плохим концом. Такие правдивые страшные сказки давным-давно рассказывали детям, чтобы подготовить их ко всем тяготам и ужасам настоящей жизни.

Хиросима и Нагасаки в 1945-м, Чернобыль в 1986-м, Фукусима в 2011-м – где бабахнет в следующий раз? Где на Земле опять прольется радиоактивный ласковый дождь? Увы, мест, где такое возможно, сегодня опять много как никогда.

Фото по теме

Оставить комментарий

6cb6642a7046edb6afbce71d8c4221feac4125ce



 
18.05.2018
Mouton
Ryder Cup 2018 впервые пройдет во Франции
В 2018 году году престижный международный гольф-турнир Ryder Cup пройдет с 28 по 30 сентября на поле Albatros Course в клубе Le...
17.05.2018
226930_-
Люди и автомобиль. Барбара Дэвидсон. Volvo Moments
Проект Moments американского фотографа Барбары Дэвидсон можно увидеть в московском Манеже с 11 апреля по 27 мая...
17.05.2018
Спрятаться в городе. Фотография всей семьи ii. 2007. архивная пигментная печать. 120 x 75 см. © Лю Болин, предоставлено художником и galerie paris-beijing
Есть и нет. Лю Болин
До 20 мая в Музее современного искусства «Эрарта» в Санкт-Петербурге проходит выставка китайского современного...