18+

Подарить миру время

Наталья Шастик

24.10.2019

1

Независимый часовой мастер Людовик Баллуар – бретонец по происхождению, хотя и живет в Швейцарии два десятка лет и в своем ателье неподалеку от Женевы делает вручную и исключительно сам по 12 моделей в год. Каждая из них – про любовь к своему делу, к жизни, моменту здесь и сейчас. Живи настоящим, цени момент – главная идея его часов Upside Down  и вообще философия марки Ludovic Ballouard. О зашифрованных бретонских символах в его моделях,  наиважнейшем качестве независимого часовщика и желании каждому налить бокальчик хорошего вина в своем ателье Людовик рассказал в беседе с WATCH. 

Вы запустили свой бренд в 2009 году, когда мировой финансовый кризис был в самом разгаре. Однако он же и открыл перед вами определенные возможности – например, большинство поставщиков начали хвататься за любую возможность с кем-то поработать. С тех пор мы так и живем в кризисе. И крупные бренды на это постоянно жалуются. А как ощущаете себя вы? Для Ludovic Ballouard сейчас хорошие или плохие времена?  

Парадоксально, но без кризиса мне было бы сложно запустить собственный бренд. До того момента детали для часов делали года по два, а во время кризиса сроки сократились до двух месяцев, и я подумал, что самое время попытать удачу. С тех пор сложные времена так и не кончились, кто-то их переживает, кто-то нет. Поэтому с конкуренцией несколько проще, и это помогло мне закрепиться на рынке. Мое крошечное производство – по 12 часов в год – не ощущает кризис так остро, как крупные бренды. Мои часы показывают время совершенно уникальным способом (и на эту индикацию у меня получен патент) и тем самым обеспечивают мне совершенно особое положение на рынке. Ведь таких моделей, как Upside Down и Half Time, ни у кого больше нет.

О вас часто отзываются как об эксцентричном часовщике. Правда ли это? Как бы вы сами себя охарактеризовали?

Самому трудно о себе говорить, но я с детства понимал, что отличаюсь от других. У меня сильный характер, благодаря которому могу идти собственной дорогой, ни на кого не оглядываясь. Все вокруг выбирают простой и короткий путь, а мне нужен длинный и сложный, так как я надеюсь встретить на нем что-то интересное и увлекательное. Вот и рост у меня 196 см, вес – больше 100 кг, длинноволосый, в круглых очках – я сразу выделяюсь. А все, что выделяется, обязательно назовут в нашем мире эксцентричным. Поэтому да, пожалуй, я – эксцентрик.

На сайте Академии независимых часовщиков (AHCI) вы записаны как швейцарец. Между тем вы родились в Бретани, в семье бретонца и голландки. Бретань, Корсика и Страна Басков – три французских региона с ярко выраженной локальной идентичностью. Насколько сильны в вас бретонские корни, можно ли почувствовать их в ваших часах? 

В моей первой авторской модели Upside Down бретонские корни как раз видны, но понимают это очень немногие, поскольку ассоциации с краем, где я вырос, зашифрованы тонко. Бретань – морской регион, где круглый год дуют ветра. Они так сильны, что солнце и тучи играют в чехарду по много раз на дню, в любое время года. Механизм моих часов был выполнен в декоре soleillage – похожем, как следует из названия, на солнечные лучи. В этой модели я делал циферблат из серого титана: хотя это явно не самый привлекательный и ходовой цвет, но для меня он символизирует тучи пасмурного бретонского неба. Если смотреть на часы прямо, они могут показаться грустноватыми, но стоит слегка повернуть корпус, и становится видно, как на них играет солнце. И в Бретани никто не забывает, что солнце притаилось где-то за облаками и обязательно выглянет опять. Сейчас я делаю часы разных цветов, но бретонский элемент в них остается в виде дубовых циферблатов. Бретань, если вы не знали, называют «краем дубрав». Так что она всегда присутствует в моих работах, она со мной и не забыта. Я переехал в Швейцарию в 1998 году, швейцарское гражданство получил в 2013-м и, по-моему, отблагодарил эту замечательную страну за радушие самым наилучшим образом, начав здесь выпуск прекрасных моделей. Мое производство, несмотря на бретонский флер, – 100-процентно швейцарское. А вы знаете других бретонских часовщиков?Да, многих – в Бретани есть школа часовых дел, где я учился. Но Бретань – край с характером, он затягивает, так что все знакомые мне местные мастера там и остались работать, не вышли на мировой рынок.

Для меня вы не просто часовщик, а философ. Каждой моделью вы напоминаете, что самый важный момент в нашей жизни всегда происходит здесь и сейчас. Это основная идея Upside Down и Half Time. Жить настоящим, судя по всему, один из принципов вашей марки. Какие еще идеи составляют вашу философию?

Да, эти две модели явно символизируют важность жизни в настоящем моменте, но должен признаться, что изначально часы Half Time задумывались в другой концепции. Половинки цифр на них расположены на двух вращающихся дисках, и каждый час они сходятся в одно число – для меня это символизирует человеческие пары. То, как люди находят друг друга и становятся единым целым. Half Time – это гимн любви.

В прошлом году Upside Down были проданы на аукционе Phillips в Женеве за 47 500 долларов при эстимейте в 5000 долларов. Коллекционеров явно интересуют работы независимых часовщиков. Но что такое быть сегодня независимым мастером?  

Так можно себя называть, только когда ты полностью финансово независим. Такое положение позволяет добавлять то количество сложных функций, которое я считаю нужным, и работать в ритме, меня устраивающем. Если бы я не был финансово независим, мои партнеры требовали бы от меня делать не по 12 часов в год, а минимум по 100. Вполне вероятно, что они хотели бы иметь более легкие корпуса, добавлять меньше платины и золота в отделку, циферблаты производить за границей, делать их не из дуба, а из сосны, крашенной под дуб (в качестве уступки мне), да и количество деталей в часах было бы меньше теперешних 300 с лишним. Я бы, конечно, был богаче, но беднее сердцем. Поэтому и выбрал слушать себя, а не выгодные предложения. Да и разве приятно было бы моим покупателям видеть мои часы на запястье у каждого встречного? 

Вы сделали часы Half Time с китайскими цифрами. В сентябре ездили в Бангкок, где впервые прошла крупная выставка работ независимых часовщиков. Является ли азиатский рынок для вас приоритетным? Где живут ваши клиенты? 

Для покупателей из Бангкока я сделал уникальные часы в национальных цветах Таиланда, на которых в 10 часов складывается белая цифра 10. Что символизирует нового, десятого короля Таиланда. Эта модель предназначена для продажи на благотворительном аукционе, который пройдет под патронажем королевской семьи. Для меня азиатский рынок – не самый главный, потому что в Азии я почти не бываю. Вот и в Бангкок ездил впервые, хотя туда меня звали уже лет 10. Когда единолично собираешь по 12 часов, остается очень мало времени на поездки и рекламу своей марки. О моих работах в основном узнают по отзывам, и для меня это лучшая реклама.На данный момент крупнейший рынок для моего бренда – это Лондон, но продаются мои часы и в США, Дубае, Париже и Токио.

Есть ли у вас покупатели в России? Русские, как известно, не любят жить настоящим. Мы обычно все в мыслях и заботах о несбыточном светлом будущем – к сожалению, для нашей страны. Именно поэтому нам и нужно ваше наставление о том, как жить в настоящем, здесь и сейчас.  

Насколько я знаю, покупателей из России пока не было, и в саму страну я еще не наведывался – но теперь, конечно, рассчитываю, что вы приоткроете мне туда дверь. А наставление это я даю исключительно самому себе. Я решил жить настоящим просто потому, что будущее, светлое или нет, никогда еще не складывалось так, как я себе представлял. 

Сколько человек на вас работают? Сколько часов вы выпускаете в год? 

Работаю я один, а моя жена занимается всеми коммерческими вопросами. Быть независимым часовщиком означает среди прочего самому собирать те модели, которые окажутся на руке коллекционера. Представьте себе, что Пикассо продавал бы картины, написанные его подмастерьем. Это же не настоящий Пикассо. То же самое и с часами. Вот поэтому больше 12 часов в год делать не получается.

Над чем вы работаете сейчас? Появилась ли какая-то новая модель с новым философским смыслом?

Сейчас я работаю над новым дополнительным элементом, которого никто еще не делал. Оформляю патент, уже скоро закончу чертежи и надеюсь в ближайшее время получить детали. Это очень незаметный и потому чрезвычайно сложный в исполнении элемент. Его идея такова: важно быть надежным и действенным, не бросаясь при этом в глаза.

Есть ли у вас хобби и увлечения помимо часового дела? 

С 12 лет я увлекаюсь авиацией, а именно авиамоделированием. В миниатюре через радиоуправля­емые модели удовлетворяю свою страсть к полетам. Так не приходится отказываться от маленьких радостей – например, пропустить бокальчик с друзьями. Бретонцы всегда любили греться алкоголем, ведь наш край с суровым климатом, с морем, штормами и проливными дождями, и все бретонские пороки и достоинства у меня в крови.

На вашем сайте сказано, что вы всегда рады гостям в своем ателье. Действительно ли так просто договориться с вами о посещении? Что для этого нужно сделать? 

Обожаю принимать у себя покупателей и любителей часового дела, люблю делиться и принимать гостей. Мое ателье находится в деревеньке под Женевой, в бывшем здании местной почты – из этого места раньше тысячи писем разлетались во все уголки Земли. Оттуда в былые времена отсылались трогательные любовные послания и прощальные письма, дурные и добрые вести обо всем на свете. А теперь оттуда выходят только часы – но тоже во все места в мире, где их с нетерпением ждут заказчики. Я чувствую себя отправителем исключительно хороших новостей.А приехать ко мне стоит хотя бы для того, чтобы посмотреть что-нибудь, кроме центра Женевы. Пройдясь по ателье, мы с гостями садимся за стол в деревенском трактире, где подают вкуснейшие блюда, приготовленные исключительно из местных продуктов. И конечно, часто визит завершается дегустацией вин на одном из местных виноградников, ведь в Женеве есть и отличное вино. Здесь до сих пор можно найти самобытные деревеньки, где люди вкладывают душу в свой труд, и я люблю показывать их своим гостям. Приехать ко мне очень просто. На моем сайте есть специальный раздел, и туда просто нужно написать. Быть независимым часовщиком среди прочего означает иногда дарить людям свое время, а не только продавать его. 

Фото по теме

Оставить комментарий

28f858132cb0bd8de49a7f89a57c98b908b7787e