18+

Маэстро иллюзий

Текст: Андрей Преснов

27.08.2010

Pierre_rainero

«Мы не рабы механизмов» – если бы эту фразу произнес часовой мастер, то она бы вызвала недоумение. Однако такое заявление сорвалось с уст директора по стратегии и творческому наследию Cartier Пьера Райнеро – человека, всецело сосредоточенного на эстетической стороне часового дела и отвечающего за имидж и стиль прославленного бренда. WATCH поговорил с ним об эстетике и механике, о мужском и женском, реальном и иллюзорном.

Что нового принесет нам 2009 год? В каких направлениях сегодня развивается мировой часовой и ювелирный рынок?

Сложный вопрос. У всех это происходит по-разному. Так, в компании Cartier две главных линии развития: хрономет­ры со сложной механикой и ювелирные украшения высочайшего уровня. Что касается часов, то сейчас мы большое внимание уделяем механизмам. Наши последние десять моделей ярко демонстрируют возможности Cartier в этой области. Кстати, весь процесс – от создания концептов до запуска их в производство – мы осуществляем самостоятельно. Но компания также продолжает очень серьезно работать над эстетической составляющей, ведь мы не рабы механизмов. По нашему четкому убеждению, внешний вид – основа основ любых хороших часов. Поэтому все новые модели отличаются выверенным стилем, что особенно выделяет Cartier из числа прочих хронометров. Я уверен, что каждой прекрасной начинке требуется превосходная упаковка, и мы умеем ее создавать.

И что интересного вы сделали в плане эстетики?

Важнейшая часть хронометра – циферблат. Если над ним хорошенько потрудиться, часы получатся невероятно красивыми. Как мы умеем это делать, вы можете увидеть в новых скелетонах Santos, выполненных из палладия. Их циферблаты довольно бесхитростны по задумке, но в то же время невероятно искусно изготовлены. Идея их создания настолько элементарна, что, наверное, поэтому никому, кроме нас, она не пришла в голову. Именно за сочетание простоты и гениальности я люблю новые Santos. С эстетической точки зрения достойны внимания и наши ювелирные часы. В этом году мы впервые выпустили их в таком огромном количестве. Абстрактные, фигуративные и анималистические – такие хронометры подчеркнут красоту любой женщины. Чего стоят наши орлы, крокодильчики или пантеры, за блистательными образами которых скрываются циферблаты!

Соглашусь, животные от Cartier обладают какой-то совершенно невероятной выразительностью. Их глаза буквально светятся. В прошлом году особый восторг публики вызвала панда с изумрудными зрачками.

Да, мы стараемся. Это ведь еще и ювелирные украшения, и от обыкновенных часов они отличаются тем, что не просто показывают время, но и создают иллюзии, очень приятные глазу. Особый интерес работе добавляет тот факт, что приходится иметь дело с тяжелейшими и капризнейшими материалами – драгоценными металлами, алмазами, изумрудами. Они сильно сопротивляются обработке и зачастую выглядят очень холодными. Наша задача – вселить в них жизнь. Играя с их цветом и светом, мы наполняем человеческие души эмоциями. В этом и заключается суть ювелирного искусства.

Мастера Cartier знают, как наделить свои творения чувственностью и эмоциональностью. При этом они не забывают и о функциональной стороне дела. Вот почему в этом году у знаменитой марки так много по-настоящему сложных и эстетически совершенных хронометров

Чаще всего вам приходится говорить о том, какие тренды сегодня набирают силу. А давайте попробуем зайти с другой стороны: расскажите о том, какие тренды уходят в прошлое.

Трудно сказать что-то определенное. Иногда часовщики спорят по поводу того, каким должен быть размер часов. Одни считают, что массивные хрономет­ры скоро отойдут в прошлое, другие придерживаются противоположного мнения. Я же убежден, что если часы крупные, то для этого есть четкие причины. Дизайн во многом зависит от функционала. Если мы имеем дело с очень сложным механизмом, то он сам по себе неизбежно оказывается большим. Это оправдывает существование внушительных моделей гораздо сильнее, чем любые модные веяния. Еще есть пожелания клиентов, а также конкретные часы, которые красивы только потому, что они крупные. Каких-то других причин для того, чтобы производить огромные хронометры, нет. То же самое касается и маленьких часов. Я ношу модели всех размеров и совершенно не задумываюсь о том, что какие-то из них моднее.

В начале 2000-х был очень популярен стиль унисекс. Можем ли мы сказать, что его эра закончилась, и какой след она оставила в наследии Cartier?

В прошлом существовала жесткая систематизация: большие модели носили мужчины, маленькие – женщины. В этих рамках работали все, в том числе и мы. Сегодня мужчины и женщины все чаще меняются местами – первые хотят часы поменьше, вторые – побольше. При этом хронографы могут совершенно не различаться в плане дизайна. Так что не думаю, будто унисекс исчез – эта стилистика просто растворилась в пространстве, стала менее заметной. При этом не могу не отметить тот факт, что дамы желают носить более женственные модели, а мужчины предпочитают видеть на своих запястьях часы, которые априори предназначены для них. Поэтому сегодня становится все больше хронометров только для женщин и только для мужчин.

Santos 100 – это мужская модель?

Часы разрабатывались для мужчин, но появляется все больше женщин, которые с вожделением на них смот­рят. Один авторитетный часовой эксперт однажды сказал мне, что сделать Santos для женщин не удастся. Но это же смешно. Почему нет? Такой объект, как часы, существует сам по себе, у него нет какого-то определенного предназначения. Если он одинаково хорошо принимается и мужчинами, и женщинами, мы не станем привязывать его к тому или иному полу. Наша философия в том, чтобы создавать шедевры. W

Фото по теме
Комментарии (2)

Thena 17.05.2016 09:30

I found myself nodding my noggin all the way thhgrou.

Thena 17.05.2016 09:30

I found myself nodding my noggin all the way thhgrou.


Оставить комментарий

70d843bea94a2c713336f4615418be109efb16d5