18+

Арсиноя с теннисного корта

Текст: Ирина Удянская / Фото: Платон Шиликов

17.12.2018

Img_7105

Высокая, стройная, с модельной внешностью, строгим лицом и сдвинутыми бровями, Александра Ревенко – выпускница Школы-студии МХТ и ведущая актриса «Гоголь-центра» – часто выходит на сцену в роли сексапильных, холодных красавиц вроде Наденьки Любецкой в «Обыкновенной истории», Лидии Ткачевой в «(М)ученике» или Кати в «Митиной любви». Впрочем, за этим неприступным фасадом скрывается и человечность, и чувство юмора, и завидный темперамент. В беседе с WATCH Александра Ревенко рассказала о том, почему латышский режиссер Элмар Сеньков в новой постановке комедии Мольера «Мизантроп» перенес действие на теннисный корт, зачем в спектакле «(М)ученик» она 10 минут стоит на авансцене в купальнике и чему ее научил Кирилл Серебренников.

Вы не из театральной семьи, как почувствовали в себе желание стать актрисой? И каким образом попали в Школу-студию МХТ на курс Кирилла Серебренникова?
Это родительский проект. У меня папа – психиатр, мама – психолог, они думали, что актерское мастерство будет мне полезно в плане социализации, научит быть свободной, то есть делать из меня артистку задачи не было. В пять лет родители отвели меня в школу искусств «Родник», потом перевели в «театральную» школу №123 с углубленным изучением предметов эстетического цикла. А в Школу-студию МХТ уже сознательно захотела лет в 12. Когда узнала, что Кирилл Семенович Серебренников набирает курс, мое желание только усилилось.

Что читали на вступительном экзамене?
«Июль» Вырыпаева и «Иван Иваныч Самовар» Хармса. И почему-то пела очень странную песню Лаймы Вайкуле «Шаляй-валяй» из 1990-х. На Кирилла Семеновича произвела большое впечатление выбором песни.Меня даже дослушали до конца. Оказаться в Школе-студии МХТ для меня было главной целью в жизни. Я на нее столько сил положила, что других до сих пор пока нет. Ничего я так сильно не хотела, как поступить в театральный.

Вы актриса «Седьмой студии» – курса, который после выпуска не разбрелся кто куда, а стал самостоятельным театром, превратившись в «Гоголь-центр».
Я чувствовала, что так произойдет. Даже до знакомства с Кириллом Семеновичем и его работами понимала, что он человек, который не будет просто так собирать столько людей и устраивать большую историю с обучением. Я с самого начала верила, что мы останемся вместе.

Чему вас научил Кирилл Серебренников? Как вас внутренне изменила работа с ним (и актерски, и человечески)?
Кирилл Семенович всегда нам говорил, что мы художники. На первой встрече он произнес такую фразу: «Вы – будущее русского театра». Это вдохновляло. Знаю, многим студентам говорят: «Каждый год выпускается по 300–400 человек. Вы такие, как все. Неизвестно, что с вами будет». Чему я научилась? Стала самостоятельной за эти годы. Он учил нас не бояться, быть свободными в творчестве, пробовать что угодно, предлагать самим. Самое главное для актера – быть живым. Находиться «здесь и сейчас», слышать и видеть. Работать с тем, что есть, и не закрываться от всего мира. Даже когда ты на сцене, мир все равно существует, и в нем много чего происходит. Надо соотносить себя с этим.  

Кирилла Серебренникова нет в театре уже больше года. Как эта ситуация отражается на настроениях труппы?
Мне кажется, мы повзрослели. Стали чувствовать ответственность, не только выходя на сцену. Каждая минута на вес золота. Надо успевать максимум. Мы теперь более собранные. По себе сужу. Прежней беспечности уже нет. А работа продолжается, у нас много всего. В ноябре, например, будет премьера «Мизантропа» латышского режиссера Элмара Сенькова.

Расскажите, пожалуйста, о ней поподробнее. Что у вас за персонаж?
Я играю Арсиною. Мне очень нравится работать с режиссером из Европы. Это другой мир. Мы отлично понимаем друг друга, и все же в нем есть что-то особенное. С одной стороны, включенность в актера, а с другой – правильная дистанция. Элмар доверяет нам, уважает как творческих людей. Он дает ощущение полной творческой свободы. И классно направляет: кажется, что ты сам это придумал. Недавно у нас была первая сборка спектакля. Все решено в крутой и совершенно неожиданной стилистике теннисного корта. Однажды я уже играла теннисистку, учась в институте, это был сериал «Без свидетелей». Моя героиня со сломанной рукой ходила к психологу, так что ракетку я не держала. А здесь целиком окунулась в эстетику большого спорта, смотрю фильмы, связанные с теннисом. И поем мы там! Музыку сочиняют ребята из нашего театра – Дмитрий Жук и Андрей Поляков. Современные технологии, Instagram, общение через скайп – все это будет в «Мизантропе». Отражение современной жизни.

«Мизантроп» – классическая пьеса, но ее новый перевод с французского для «Гоголь-центра» сделал Дмитрий Быков. Зачем? Насколько это вообще радикальная постановка?
Честно скажу, я не читала Мольера. Воспринимаю все, как у Быкова написано. Радикализма в тексте не чувствую. Есть намеки на современность, например, один раз мой персонаж произносит «о’кей». Думаю, если дать кому-то почитать, никто и не заметит. Тема пьесы сама по себе очень актуальная и современная.

Какой спектакль в репертуаре «Гоголь-центра» из тех, где вы играете, самый любимый и почему?

«Митина любовь». Очень тяжелый выпуск, первый мой спектакль после окончания Школы-студии МХТ, первая работа с новым режиссером Владиславом Наставшевым. Я потом даже думала, готова ли еще когда-нибудь так мучительно выпускать спектакль. Полтора часа висеть на отвесной стенке – это самое простое в нем. Сейчас не могу себя представить без всех семи персонажей, которых играю, они всегда со мной – мужики, бабки, Катя, Аленка. А тогда просто не знала, что делать, чуть ли не плача просила Влада: «Прикрой меня режиссурой!» После окончания института кажется, что все умеешь, но потом начинаются репетиции, и всему приходится учиться заново. У меня мужик никак не получался, а тут еще зима, депрессия, ремонт в театре. Все актеры на «Платформе». Заходишь в холодное помещение, никого нет, кроме Влада, Филиппа Авдеева, игравшего Митю, и помощника режиссера. Долгое время мы были вчетвером. Потом пришел Кирилл Семенович и очень поддержал нас. Премьера прошла для меня в каком-то бреду, я вообще не понимала, что происходит. А сейчас настолько привыкла несколько раз в месяц играть «Митину любовь», что у меня на ладонях будто выросли подушечки, как у кошки, – мозоли от металлических стержней, по которым я лазаю. Спектакль дорог сердцу, но не могу сказать, что я так уж рвусь его играть. Он для меня один из самых трудных, а я люблю то, что легко – «Море деревьев» Филиппа Авдеева, например, где я играю безумную девочку, которая хочет быть мальчиком, мечтающим стать вампиром. Классная эстетика на грани комикса, мы себе там многое позволяем. Плюс отличная музыка, все такое разноцветное – чувствуешь себя ребенком. Еще люблю «Обыкновенную историю» Кирилла Серебренникова. Повезло туда попасть, когда моя подруга актриса «Гоголь-центра» Яна Иртеньева ушла в декрет. В главной роли Филипп Авдеев, у нас с ним уже устоявшийся дуэт. В каждом спектакле свой кайф. С годами «(М)ученика» я очень полюбила. Никакого высокого драматизма в моей роли нет, в одной из сцен 10 минут стою в купальнике и солнечных очках, наблюдаю, как на меня мужчины в зале заглядываются. Иногда даже неловко бывает – они же вместе с женами и девушками приходят. Но в этом и весь смысл! Я там стою, чтобы в какой-то момент Никита Кукушкин сказал, что все это грех: «Ты согрешил, прелюбодействуя в сердце своем». И мне от этого очень весело!

Родители у вас психологи, вы сами в интервью признавались, что после завершения актерской карьеры хотите пойти по их стопам. Как связаны для вас эти две профессии – актриса и психолог? Насколько глубоко вы пытаетесь проникнуть в сознание своих персонажей?
На мой взгляд, психология больше связана с режиссурой: там тоже важно умение все взвесить и посмотреть другим взглядом. А насчет самих ролей Кирилл Семенович говорит, что не надо сходить с ума – полностью перевоплощаться в другой персонаж. Я не говорю о том, что на сцену надо выходить с холодной головой. Не могу вспомнить, чтобы в момент игры я становилась кем-то другим. Я – это я, и зрители тоже – вот они, я их вижу. В работу берется все. Постепенно вырабатываешь свою технику, свой подход. Каждый спектакль –  что-то новое.

Параллельно с работой в театре вы успешно снимаетесь в кино («Движение вверх», «Лето», «Икария»), этим летом вели церемонию кинофестиваля «Окно в Европу». Как бы вы охарактеризовали ситуацию, которая сейчас происходит в молодом российском кино? Куда идти? На кого смотреть?
«Окно в Европу» – это потрясающий опыт, я была соведущей Ивана Кудрявцева. На берегу Финского залива построили очень красивую студию. Каждый день, когда я общалась с людьми, брала интервью, превращался в мастер-класс. Услышала для себя много важного. И барьер исчез. Раньше я стеснялась подходить к людям, знакомиться, спрашивать. После пяти-шести интервью в день это проходит. В какой-то момент  разговариваю с режиссером фильма «Ван Гоги» Сергеем Ливневым и вижу – рядом стоит актер Саша Кузнецов, и я их познакомила. Так обидно, что иногда люди не общаются друг с другом только потому, что стесняются подойти. Президент «Окна в Европу» Армен Николаевич Медведев – удивительный человек, очень современный, несмотря на возраст. В который раз убеждаюсь, что в творчестве возраст не имеет никакого значения. Никогда раньше не работала на фестивале от начала до конца. У меня ощущение, что выросло еще одно поколение режиссеров, операторов, актеров. Я посмотрела много дебютов, классных фильмов, недавно вышла в прокат «Кислота» Саши Горчилина, актера нашего театра, победителем фестиваля стал «Папа, сдохни» Кирилла Соколова. Там тоже Саша Кузнецов в главной роли. Я смотрю на своих друзей и понимаю, что мое поколение выросло и может сейчас свободно творить. И в театре, и в кино.

В каких фильмах вас скоро можно будет увидеть?
У меня на подходе «Звоните ДиКаприо» Жоры Крыжовникова. Для меня это очень важная работа. Там классный состав: Александр Петров, Юлия Александрова, Андрей Бурковский, Юлия Хлынина. Процесс был очень долгий: восемь серий снимали четыре месяца. Я там играю безумную девочку Полину, у которой в голове свое кино. Еще один проект – «Котел», дебют режиссера Евы Басс. Это классная история, женский продакшн, и это совершенно самостоятельное кино без бюджетных денег (на «Планете» сейчас идет сбор средств – для завершения фильма), надеюсь на его фестивальную жизнь. В главной роли Саша Кузнецов, а также Алексей Филимонов, Василий Буткевич из театра «Практика», ­Шура Би-2. Еще я работаю с Константином Богомоловым, который снимает свой первый сериал «Содержанки» с Мариной Зудиной, Дарьей Мороз и Семеном Штейнбергом. Приняла участие в проекте Medialab Яндекс.Такси (каждый год Яндекс проводит конкурс сценариев), сыграв в короткометражке Василисы Кузьминой «Алиса». Никогда раньше не снималась в машине – это прямо аттракцион, вокруг никого, ты в замкнутом пространстве, совсем стирается грань между жизнью и игрой. Конечно, я очень жду выхода «Икарии», фантастического блокбастера, в котором играют все мои друзья: Никита Кукушкин, Саша Горчилин, Филипп Авдеев, Иван Янковский, Даша Авратинская, Маша Фомина. Слава богу, летать над морем на дельтаплане не пришлось. Мне вообще не приходилось делать трюки в кино. Не уверена, что к этому готова. С годами поняла: нужно беречь здоровье.

Ведете здоровый образ жизни?
Я начала заниматься функциональными тренировками, и у меня совершенно перестала болеть спина. Недавно подключила пилатес. В «Митиной любви» легче залезаю на стенку, потому что всегда в тонусе. На занятия меня вдохновили Евгений Кулагин и Иван Естегнеев, которые в прошлом году поставили в «Гоголь-центре» танцевальный спектакль «Шекспир». Они нас готовили год, актеры ходили на разные тренинги, у меня появились мышцы, о существовании которых я и не подозревала. Не пью, не курю. Только сон нормальный не удается наладить – актерский график специфический, пик активности приходится на 10 часов вечера.

Будучи модной актрисой, как вы относитесь к светским тусовкам и атрибутам мира роскоши – дизайнерской одежде, дорогим рестораном, часам, драгоценностям?
К драгоценностям и одежде отношусь спокойно, но в последнее время стала лучше в этом разбираться. В театре надо мной смеются, что я такая светская девушка, хожу на мероприятия, снимаюсь для глянца. Во время съемок мир роскоши воспринимается по-другому, я сразу все люблю, это же театр: выносят украшение, рядом стоит охранник, смотрит, как я его на себя надеваю.

Актеру важно уметь «засветиться» в правильном месте, чтобы оставаться на виду?
Мне кажется, специально ничего делать не нужно. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить время на то, что не нравится. Все по любви и желанию. Иногда под настроение могу за один вечер зайти в три разных места, но это потому, что у меня везде приятели, с которыми приятно увидеться. А могу и остаться дома.

Вы в близких отношениях с фронтменом Tesla Boy Антоном Севидовым. Как вы познакомились? Ходите ли на концерты и спектакли друг друга?
Мы познакомились в театре, Антон пришел на спектакль Кирилла Серебренникова «Сон в летнюю ночь». Я хожу на концерты и езжу на гастроли Tesla Boy, вообще стараюсь участвовать в жизни группы. Рада, что мы встретились, иначе в театральном мире можно сойти с ума. Я привыкла видеть одни и те же лица – и вдруг появляется Антон. Музыкальный мир совсем другой. Он меня познакомил со многими музыкантами – Manizha, Мириам Сехон, Пашей Артемьевым. Теперь мы с ними дружим. Вся эта музыкальная движуха мне очень нравится. Особенно перед выходом нового альбома. Просыпаешься утром, а кто-то из группы уже дома, работа кипит – у Антона студия в квартире. Здорово слушать песни Tesla Boy до их официального выхода. У нас есть один совместный проект. Антон сочинил музыку к спектаклю «Море деревьев», в котором я играю. Написал классные песни на слова Любы Стрижак на русском языке. И сам их исполняет. Его уже 10 лет мучают журналисты, почему он поет на английском. А здесь как раз можно прийти и услышать, как Антон поет на русском. Последний концерт Tesla Boy был на закрытии летнего сезона в Новой Голландии – 5000 человек, так круто! Антон уже несколько раз был на всех моих спектаклях. Только «Идиотов» не видел, и то потому, что в тот момент отсутствовал в Москве. Еще Антон играет DJ-сеты, и все мои подружки обожают танцевать, когда Антон за пультом. Там мы просто отрываемся! Артем Шевченко, актер «Гоголь-центра», надо мной издевается, говорит, что я Саша Теслабоевна. Tesla Girl – так тоже называют. Недавно друг был на спектакле «Мученик» и заметил рядом с собой необычную девушку, которая сидела без ботинок и всячески привлекала к себе внимание. Она строчила что-то у себя в телефоне, и друг краем глаза подглядел: «Сижу в театре, смотрю на блондинку, девушку Тесла-боя».

Фото по теме

Оставить комментарий

3b28c4f056454bec33906ce782ecf714f4dd4ff5



 
04.07.2019
_mg_3695
Джентльмены в эпоху стартапов
Константин Ефимов – генеральный директор студии индивидуального пошива Indever, где изготавливают на заказ мужскую одежду...
26.06.2019
1
Алиса и ее игрушечная страна чудес
Секрет успеха магазина игрушек Toy.ru его владелица Алиса Лобанова объясняет правилом из жизни другой Алисы – из сказки...
26.06.2019
_mg_2597
Питер Пэн и стиляга
Режиссера Алексея Франдетти, ставившего спектакли в МХТ им. А.П.  Чехова, Театре на Таганке и Большом, двукратного...